RSS

Новый День

Сработает «новая» российская идеология?

  •      3

После краха советской империи, рухнувшей вместе с коммунистической идеологией, современная российская руководящая номенклатура почувствовала идеологический вакуум. Создать в этой области нечто принципиально новое не удалось, несмотря на требования первого президента Российской Федерации Бориса Ельцина «сформулировать русскую национальную идею».
Поэтому пришлось обратиться к древним идеологем, несколько их модернизируя со учетом обстоятельств посткоммунистической действительности.

В частности, пытались обновить имперское славянофильство образца XIX века. В тот период руководители Российской империи увидели в славянофильство удобную возможность использования других славянских народов как геополитического орудия Петербурга во имя дальнейшего территориального расширения и борьбы против Запада. Сознание петербургских начальников не представляла себе другого осуществления славянской идеи, кроме обязательного объединения славян под властью России, чтобы «все славянские реки слились в русском море».

Эта официальная доктрина в последние два столетия испытывала немало банкротств. Сначала выяснилось, что каждая отдельная славянская нация имеет свои собственные интересы, не совпадающие с российскими внешнеполитическими схемами. Та же абсолютно славянская Болгария дважды в течение ХХ века воевала на стороне врагов России. Славянская Сербия упорно конфликтовала через Македонию со славянской Болгарией, а славяне-македонцы не хотели быть ни сербами, ни болгарами и мечтали о своем государстве, которую наконец имеют.

В постсоветский период неословьянофильство никаких веских дивидендов России не принесло. Попробовали было возродить евразийство, чтобы обосновать свою особую миссию в Центральной Азии и на Южном Кавказе, но азиаты и кавказцы в российскую искренность, исходя из досадного опыта, не поверили. И тут за развитие «новой» российской идеологии взял на себя ответственность Московский патриархат, стараясь использовать вместо надетничного фактора фактор религиозный: православие как имперско-объединительное орудия.

Что такое «русский мир»?

Патриарх РПЦ Кирилл (Гундяев) попытался сформировать идеологему «Русского мира» и «Святой Руси». «Русский мир» понимается как: а) ареал функционирования русского литературного языка, б) как вся «каноническая» территория Русской православной церкви.

Для внутреннего российского потребления в пределах России идея «Русского мира» призвана заменить собой коммунистическую, обеспечить определенное единство верхов и низов российского социума. Она естественным путем превращается в комплекс «Святой Руси», то есть обожение этнических особенностей, языка, культуры, истории и традиций великороссов. Т.е. это попытка создать мощный идейно-ментальный комплекс, объединяющее социум и государство в России. Такой комплекс уже существовал в Российской империи в XIX веке и был определен министром образования графом Уваровым в виде слогана: «Православие, самодержавия, народности».

В этом очень много политики, имперского идеологизму, но мало религиозности. Точнее, это совершенно особая религиозность, где обожествляется прежде этнический первень определенного народа, в данном случае — русского. Но в христианской традиции такое обожание считается греховным и рассматривается как ересь, что сказывается греко-латинским словом «филетнизм. Такие случаи имеют место в других религиозных системах, например, японская религия «синто» обожает национальную сущность японцев. А аналогом «Святой Руси» есть лозунг хорватских усташей о «Деву Марию — королеву Хорватии. Возможно, что в России в определенных кругах населения эта идея национального самолюбования вполне сработает, но главное в ней то, что она призвана произвести большой, решающее влияние на геополитические ориентации украинских и белорусов.

А тут возникают проблемы. Экспортный вариант «Русского мира» очень мало отличается от внутреннего, то есть несет в себе очень много такого, что будет мозолить глаза любому даже не самым сознательном украинских и белорусу. Ведь Украине как самостоятельной нации и государству нет места в этом «Русском мире», как нет там места и Белоруссии. На некоторых интернет-сайтах, идеологически близких к Московскому патриархату, можно прочитать о необходимости борьбы против «вируса» украинства, а украинство рассматривается как «болезнь» русской души.

Последняя попытка идеологического реванша?

Идеологемы «Русского мира» и «Святой Руси» (за патриархом Кириллом: «Россия — Украина — Беларусь: Святая Русь») рассчитаны на религиозную окраску попыток Кремля реинтегрировать империю, по крайней мере европейскую часть бывшего СССР. Это также стремление идеологически изолировать Украину от Европы, от Америки, от мира, вернув ее к тому ментального состояния, царивший к независимости: «Вся Советская земля начинаеться с Кремля». Но что может дать и ментальность, кроме жгучей ненависти к европейскому образу жизни, к Западу, ко всему, что выходит за пределы «Русского мира»?

Если по мнению министра образования и науки Украины Дмитрия Табачника, 3 / 4 мировой литературы составляет русская литература (и это в ближайшее время будет навиюватися украинского школьного и студенчеству), то с «Русским миром» все становится предельно ясным. Есть еще один специфический аспект этих идеологических усилий. За годы после краха коммунизма, русская церковь не смогла восстановить свои позиции в душах миллионов россиян, несмотря на всестороннее сотрудничество с государством. Уровень религиозности россиян в несколько раз уступает украинскому уровню. Например, по статистическим данным, в России пасхальные литургии посещает 8 процентов населения, а в Украине — 30 процентов.

Интересно, что на литургию патриарха Кирилла в Киево-Печерской лавре, по официальным цифрам, пришло 3000 православных, а в крестном ходе, организованном Киевским патриархатом, приняло участие более 10 000 верующих, а еще больше не было допущено с востока, юга и запада Украины в Киев милицейскими постами.

То есть просматривается попытка усилить довольно слабые позиции РПЦ за счет украинской паствы и возложить бремя спасения российской идеологии и культуры на украинскую, используя Украину как донора. Украинская здесь нужны как биомасса, как исторический навоз для еще одного спасения России, где в процентном отношении количество православных сокращается. Вот почему так хочется религиозно-идеологической оккупации Украины. Пугает тихий процесс сближения УПЦ МП и УПЦ КП. Но вряд ли идеология «Русского мира» и «святой России» сможет вдохновить в Украине критически большую массу населения. Но сможет еще больше расколоть страну.

Разделы

Система Orphus