RSS

Украинские новости

На манеже всё те же: кризис застоя правящей элиты

  •      6

Украине всегда нужен Литвин — если не отец, то его сын! Семейную традицию украинского экс-спикера теперь будет продолжать его 25-летний сын Иван, зарегистрированный кандидатом в народные депутаты на 66-м мажоритарном округе в Житомирщине. Он далеко не единственный «наследный» кандидат-мажор на нынешних выборах: своих детей в Верховную Раду решили также пристроить нынешний президент Петр Порошенко, экс-министр Анатолий Близнюк и другие представители «первого сословия» украинского общества.

Избирательные списки украинских партий полны чьих-то родственников, кумовьев, односельчан и любовниц. А вместе с ними в Раду в третий, четвертый, пятый раз прутся ветераны украинской политики, чтобы обновить свои мандаты и занять привычные места у корыта на еще одну «пятилетку»…

 Бессмертные и неприкасаемые

«Единственное, что изменилось в Киеве — это снесли Майдан. Другие проблемы остались не решенными», — так охарактеризовали сто дней правления нового столичного градоначальника Виталия Кличко в общественной организации «За ответственную власть». И посетовали, что к управлению города возвращаются старые кадры времен Черновецкого.

Подобная ситуация сегодня наблюдается по всей Украине. Власть, поменявшаяся в феврале-марте, а затем в мае-июне, оказалась еще более малоэффективной, чем прежний «режим». Поскольку всё это время уделяла главное внимание кадровым вопросам: пристраивая в кресла себя и своих «партнеров», решала, кого из старых чиновников оставить и сколько с них на это взять. А также приступала к разделу и переделу вожделенного пирога: открывала свой бизнес, отжимала чужой бизнес, садилась на финансовые потоки и запускала руки в бюджет.

Конечно, в отличие от смены власти, происшедшей в 2010 году, всё это в гораздо большей степени становится достоянием общественности. Было и несколько случаев, когда под давлением этой общественности новоназначенных чиновников снова снимали. Но всего несколько. А то, что новая власть не особо то и стесняется камер журналистов, делает её поступки какими-то особо циничными, с подчеркнутым плевком и в закон, и в мораль.

«Закон запрещает двойное гражданство, а тройное нет!» — посмеялся над законом и наивно верящими в него украинцами днепропетровский губернатор Игорь Коломойский, признавшийся в наличии у него сразу трех паспортов: украинского, израильского и кипрского. Таким образом, одним из регионов Украины руководит то ли израильтянин, то киприот, то ли тот, чье название у нас запрещено произносить под страхом возбуждения уголовного дела, но вот самому ему законы не писаны. Да и президент Порошенко ему, похоже, не указ. Во всяком случае, немедленного увольнения незаконно занимающего должность губернатора «тройного гражданина» пока что не последовало.

Видимо, новая власть лишь этим и отличается от прежней. Та хотя бы опровергала наличие у себя двойного гражданства, а нынешняя, похоже,  уже не считает необходимым скрывать свои «недостатки». Откуда же это отсутствие страха, почему «неприкасаемые» начали ощущать себя еще и «бессмертными»?

Дело не только в развале и вертикали власти, и вообще государственной машины Украины, о чем можно судить по складывающейся на наших глазах феодальной системе олигархической семибоярщины, при которой президент уже не глава державы, а лишь «первый из равных» олигархов – и не указ остальным. Похоже, что скоро олигархи оставят Порошенко лишь небольшой «королевский домен», в рамках которого он и будет президентом и гарантом. В своих же вотчинах они сами будут и решать кадровые вопросы, и рулить экономикой, и вертеть законами. Такая вот «децентрализация» в действии.

Но и это лишь следствие той причины, которая возникла в ходе бурных событий 2014 года, а именно: прекращения ротации группировок украинской элиты по причине разгрома и уничтожения «сменщиков».

«Давление снизу»

Правящая элита всегда стремилась стать эдаким ЗАО (закрытое акционерное общество). Причина этого проста: власть не резиновая, и бесконечно создавать новые должности при короле или президенте нельзя. Между тем элита испытывает необходимость куда-то пристроить своих детей, родственников, одноклассников. Идеальным вариантом она видит ротацию поколений, когда на смену отходящим от дел  «аристократам» приходят их преемники из своего окружения, лучше всего дети. И потомство пристроили – и чужих людей в свою вотчину не пустили.

Однако за всю историю человечества достичь этого удалось только в Индии, где сложилась знаменитая система закрытых каст. Впрочем, за последние сто лет и она начала разрушаться: теперь шудры избираются в парламент и становятся миллиардерами, а брахманы побираются по базарам.

Причиной этого является естественный процесс «давления снизу», когда наверх стремятся выкарабкаться наиболее активные представители «низов». Такой процесс проходит либо медленно, постепенно – и тогда старая аристократия размывается молодой кровью (как это случилось, например, с европейским дворянством), либо резким скачком – в ходе революций, переворотов и реформ.

Но не каждая революция, а точнее, не каждый переворот «омолаживает» государственную элиту – и украинские события тому пример. Собственно говоря, то, что начиналось как протест, а затем развилось как революция, внезапно закончилось переворотом внутри украинской элиты. Под радостные крики наивной, ни о чем не догадывающейся толпы народа…

Немного предыстории

В эпоху позднего СССР наша элита уже имела сильную тенденцию к замкнутости: начальство пихало своих детишек в институты, чтобы потом «по блату» пристроить на хорошую работу. Типичный пример такой карьеры – биография Юрия Луценко, сына первого секретаря Ровненского обкома, или Александра Тимошенко (мужа Юлии Владимировны), сына секретаря райкома.  Для широких же масс проповедовались традиции «рабочих династий» — чтобы, значит, слесарь приводил своего сына в заводской цех, а не в МГИМО.

Но старая элита всё равно не устояла под напором стремившихся наверх молодых дарований и просто расторопных нахалов. А в следующие двадцать лет в уже независимой Украине произошло то, что палеонтологи называют «вспышкой жизни». На руинах СССР и в условиях создания нового государства началось стремительное размножение новой элиты. Сколько было «крутых» в старом советском городишке? Первый секретарь, несколько силовиков, директор базы и главврач – пожалуй, и всё. Теперь же штаты чиновников и правоохранителей увеличивались в разы, а помимо них росло сословие бизнесменов и социальная прослойка оргпреступности. Вскоре эти разновидности украинской элиты переплелись и соединились, породив на свет классического украинского коррупционера.

Однако «вспышки жизни» бывают весьма краткими. Так же, как недолго царствовали грибы на трупах жертв Пермского вымирания, так и численность украинской элиты вскоре превысила  количество руководящих кресел и доходных мест. И за обладание ими между её представителями началась ожесточенная борьба.

Внешне она проявлялась только во время предвыборных кампаний, когда кандидаты и партии ожесточенно поливали друг друга дерьмом и строили козни. Наивным громадянам казалось, что это нормально, что это и есть «многопартийная демократия», вот только никак не могли взять в толк, почему она принимает такие жесткие формы?

А потому, что это была игра на выбывание из рядов элиты: проигравший рисковал потерять вместе должностью или мандатом и всё остальное. Отбор был почти естественным, поскольку в сложившейся в Украине Системе стало трудно сохранить бизнес и деньги без должности связей, а без денег человек окончательно становился «никем», обычным «маленьким украинцем». Такого финала панически боялась вся украинская элита, поэтому проигравшие зачастую сразу бежали из страны, стремясь сохранить хотя бы свои «сбережения»…

«Мы тут насовсем!»

Евромайдан начался как гражданский протест, а затем развивался как народная революция. Но завершился он олигархическим переворотом. Неожиданно, молниеносно, под гром революционных лозунгов – так, что стоявшие на площади люди в маках и касках и не поняли, что их надули. Многие не понимают этого до сих пор.

Действительно, власть в феврале взяли отнюдь не революционеры – те так и остались на улице, прыгая и отмечая «перемогу». Власть перешла в руки оппозиции («Батькивщина», УДАР, «Свобода»), которая, кстати, не являлась лидером Евромайдана. Она участвовала в Евромайдане, она проводила на нём свои акции (Вече и т.п.), она пыталась проводить от его имени переговоры, но она не управляла Евромайданом. Она им просто воспользовалась.

Хуже всего то, что эта оппозиция сама была частью власти (имея мандаты Верховной Рады), Системы и украинской элиты. То есть в итоге под революцию произошел внутренний переворот, в результате которого сама же украинская элита выбросила из власти и ограбила один из своих кланов. Причем практически по беспределу – и эта радикальная смена методов отношений между украинскими кланами наводит на глубокие раздумья…

По сути, кланы прежней «оранжевой» группировки свергли с Олимпа «донецких». Причем, в силу обстоятельств, это произошло не демократическим путем, поэтому «донецкие» не перешли в оппозицию, а были именно разгромлены совсем и прекратили свое существование как клан. В итоге победители не просто получили всю полноту власти, сейчас в Украине впервые за 23 года её существования нет оппозиции. Ни парламентской, ни вообще! И такая ситуация сохранится до нового переформатирования правящей элиты.

Сейчас это процесс уже идет: рассыпаются старые кланы, создаются новые, в которые перебегают расторопные украинские «аристократы». Отсюда и новости о том, что бывшие регионалы, бывшие «внефракционные», а теперь уже и бывшие члены «Батькивщины» торопятся на выборы под новыми флагами, меняют партийное членство, идут с подношениями к новым губернаторам. И вот когда этот процесс завершится, то новая оппозиция выкристаллизуется из тех, кого в правящие кланы не приняли, кому не хватило хлебных мест. Возможно, процесс её создания будет идти вокруг ныне существующих партий, которые не войдут в правящую коалицию (или вообще в Раду).

Но это всё равно будет драка внутри существующей элиты. Изменятся флаги, на смену ушедшим на пенсию политикам придут молодые – но это будут либо их дети, либо дети их одноклассников и кумовьев, потому что процесс обновления украинской элиты практически остановился. Это произошло еще несколько лет назад, но сейчас прием в «аристократию» практически закрыт, потому что на ближайшее время все места там заняты и расписаны на годы вперед. Победители не без основания считают, что они пришли к власти насовсем, пока из кабинетов вперед ногами не вынесут их иссохшие от старости мумии.

Сейчас у правящей элиты практически отсутствуют противники и конкуренты – реальные, а не кучка смешных клоунов. А без них не будет борьбы за власть. А без борьбы не будут освобождаться кресла и в них не будут садиться новые люди – без чего не будет ротации элиты. 

Конечно, в её ряды еще будут попадать какие-то люди «снизу». Но кто? Любовницы, шоферы, подруги, лакеи, усердным вылизыванием задниц (и не только задниц) устраивающих свою жизнь. Изредка туда будут попадать действительно заслужившие своей карьеры отдельные профессионалы, без которых не обойдется ни одна власть. Однако все они будут вынуждены подстраиваться под элиту, которая милостиво приняла их в «семью». Эти примаки не принесут туда новых идей, они не будут пытаться реформировать сложившуюся Систему – они будут просто рады тому, что поднялись по социальной пирамиде…

«Люди в масках, в разных касках, дружно начали плясать!»

Но как же «Правый Сектор», как же «Самопомичь» и Радикальная партия Ляшко – разве это не новые люди в украинской элите? Отнюдь!

Во-первых, часть из них уже давно являются  членами этой элиты – например, тот же Олег Ляшко, поднятый из низов каким-то покровителем и пролезший в Раду с помощью «Батькивщины». Во-вторых, практически никто из них не собирается ломать украинскую Систему – они лишь хотят найти в ней своё место, согнав с кресел засидевшихся старперов. Это напоминает тюремную классику: вошедший в камеру новичок готовится отбить себе нары получше, однако он не собирается ни идти против воровских «понятий», ни тем более вставать на путь исправления.

Нам кажется, что в 2014 году в украинскую политику пришли новые люди. На самом деле люди-то, может, в некоторых случаях, и новые, но вот политика у них старая. А у некоторых нет вообще никакой политики, они просто хотят в Раду. Публику обманывает их маскарад: маски, каски, вилы, автоматы, сделанные в столичном лесопарке фотографии «с фронта», радикальные ура-патриотические и националистические лозунги, призывы к беспощадной тотальной люстрации. Этого не было у прежней власти, значит, вначале это покажется людям чем-то новым, какими-то переменами. Но что реально стоит за всем этим? Ничего!

Когда Петр Первый триста лет тому назад брил боярам бороды и наряжал их в немецкие камзолы, он не ограничил свою «европеизацию» России одним лишь внешним видом. Нет, он в корне перевернул всё, создав заново – начиная от модели армии и заканчивая социальной лестницей. Один лишь его «Табель о рангах» в корне изменил всё устройство государственной машины. А какие кардинальные реформы предлагают нынешние политики, включая «молодых радикалов»? Никакие! Лишь уволить всех регионалов и коммунистов, посадить всех сепаратистов, перекрасить все заборы в патриотические цвета, запретить русский язык и ввести вместо него английский. Ах да, ну еще вновь засобирались в НАТО…

Таким образом, украинцы напрасно возмущаются тем, что во власть возвращаются «старые кадры» или их отпрыски. Им стоит возмущаться тем, что никаких изменений во власти не произошло вообще. Смена действующих лиц, даже на совершенно новые персонажи, не привела к смене политики украинской элиты. Она осталась при своих интересах: править, хапать, пилить, делить. И единственное серьезное отличие этой власти от прежней в том, что на смену «вертикали семьи» пришла феодальная «семибоярщина».

Для украинской элиты, возможно, это очень важное изменение структуры их «высшего общества». Немало «аристократов», наверное, сейчас озабоченно ломают голову над вопросом, кому же теперь заносить, лизать и угождать? Однако у «третьего сословия», составляющего 95% населения Украины, совершенно другие интересы. И они нисколько не учитываются новой властью.

Власть может создать видимость реформ. Перекрасить всё в желтый и синий, нарядить всех в вышиванки, запретить русскоязычное вещание, наподписывать с Западом кучу соглашений. Но как это изменит жизнь простых украинцев? Как это изменит само государство? Никак! И когда они это поймут, может случиться страшное.

Проблема украинской элиты в её упорном нежелании понять риск того, что отечественная война может запросто перерасти в гражданскую, как это уже произошло столетие назад… 

Источник: from-ua.com

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.