RSS

Украинские новости

Нужно ли бояться идиота с ружьем?

  •      0

В то время, как в мире с озабоченностью наблюдают за распространением вируса Эболы, среди украинских ура-патриотов бушует эпидемия окрашивания всего сущего в сине-желтый цвет. Только так, по их убеждениям, Украина сможет победить сепаратизм и отбиться от России!

Один из таких сознательных украинцев, верхолаз-любитель Павло Ушевец (по прозвищу Мустанг) даже отправился в самое логово врага, в Москву. Нет, не выкрасть из Кремля коварные планы и не вывести из строя «красную кнопку» Путина, а чтобы разрисовать в сине-желтый звезду на шпиле московской высотки.

На родине героя ждала не только слава и возбужденные взгляды активисток волонтерского движения, но и награда от родного правительства. Одарившего его, ни много ни мало, именным пистолетом! И не каким-то там газовым или травматическим, а настоящим «Форт-12». Как написал по этому случаю наградивший его украинский фейсбук-министр Арсен Аваков, теперь Павло Мустанг «концентрирован на новые задачи, вооружен и очень опасен для врагов страны!»…

Что ж, действительно, вооружен и очень опасен. Но только ли для врагов Украины?

Винтовка — это роскошь

Оружие, как автомобиль: большинство не имеющих его людей мечтают им обзавестись, даже если в нем нет никакой необходимости, и завидуют тем, у кого оно уже есть. Однако в Украине стать его счастливым владельцем весьма непросто.

Верхолазу Павлу, например, несказанно повезло: простым смертным в Украине вообще запрещается владеть короткоствольным нарезным оружием, пистолеты дозволены тут только высокому начальству, судьям, прокурорам и силовикам. Не будучи одним из них, он стал его владельцем, по сути, в обход украинского законодательства. Впрочем, закон и призванный его защищать министр Аваков – давно уже понятия несовместимые. А так, вообще, эта парочка заслужила себе срок: один — за незаконное распространение оружия, второй — за его незаконное приобретение и хранение. Что? «Мне подарили»? А если ему завтра кто-то подарит килограмм героина, он его тоже с благодарностью примет?

Дискуссия о «гражданском оружие» идет в украинском обществе уже лет двадцать, всё это время вызывая лишь усмешки ментов и раздраженное ворчание власть имущих. Ну, это понятно: у них-то оружие есть, а у некоторых и вооруженная охрана, зачем им ломать голову над тем, как решать одну из многочисленных проблем «маленьких украинцев»? Причем не самую острую: если от нищеты, болезней и вызванных ими психических стрессов страдают миллионы жителей страны, то от убийц, грабителей и насильников лишь тысячи. Кроме того, власть не хотела вооружать народ, опасаясь, что он повернет оружие против неё, и, как теперь оказалось, не зря…

Не имея внятной государственной политики в отношении оружия, украинская власть так и не разрешила «гражданское», однако не стала запрещать «охотничье», которое приобреталось еще в советские времена. К слову, во времена Сталина заказать двустволку можно было по почте, без всяких разрешений, а, забыв её зарегистрировать, человек рисковал лишь символическим штрафом. За спрятанную же на чердаке винтовку или наган полагалось полгода принудительных работ на родном же заводе: тогда государство наказывало не за хранение, а за преступное использование оружия. Но уже при Хрущеве всё изменилось, и за это стали давать несколько лет лагерей.

В современной Украине процесс оформления разрешения на покупку даже травматического оружия — это длительная и утомительная процедура, требующая времени, денег и наличия автотранспорта (обязательно для провинциалов). Но главным препятствием на пути  вооружения народа были и остаются спекулятивные цены на оружие и боеприпасы в украинских оружейных магазинах. Даже самый простой дробовик или старый карабин обошелся бы украинцу в пару месячных зарплат, а ведь еще нужно оплатить разрешение, купить сейф, патроны. Опять же, нужны «колеса» для поездок на стрельбище или тем более в глухой ярок за городом. Далеко не каждая украинская семья может себе позволить затянуть пояса ради того, чтобы батя обзавелся «Сайгой».

Словом, для подавляющего большинства наших граждан огнестрельное оружие — это излишняя роскошь, поэтому число его владельцев в стране весьма невелико. Официально лишь около 750 тысяч украинцев являются зарегистрированными владельцами личного огнестрельного оружия. Это менее 2% населения, что в разы меньше показателей по Евросоюзу и на порядок меньше, чем в США.

О количестве «незаконного» оружия в руках обывателей можно лишь догадываться: склонная к преувеличениям милиция называла цифру в 2-3 миллиона стволов, которая кажется явно чрезмерной. Даже если сложить вместе «закопанные пулеметы», не перерегистрированные дедовские берданки и бандитские арсеналы, то вряд ли их наберется больше миллиона, большая часть которого так и лежит годами в «схронах»…

Бить или убить?

Парадоксально, но арсенал организованной преступности можно назвать одним из самых безобидных для простых украинцев. Ведь стреляет он крайне редко, да и то в основном по «заказанным» мишеням из числа бизнесменов, чиновников или таких же мафиози. Жертвы спланированных «профи» ограблений исчисляются десятками, и это капля в море на фоне ежегодных 3-3,5 тысячи умышленных убийств, в большинстве своем совершаемых безумцами и негодяями при помощи ножей, топоров, молотков и подручных средств. В пьяных драках, во время семейных конфликтов, при попытках завладеть чьим-то кошельком или телефоном.

Впрочем, увы, теперь всё больше оружия попадает в руки неадекватных мелкоуголовных элементов, склонных к тяжким преступлениям с бессмысленной жестокостью. Так, например, недавно в городе Красноармейск (Донецкая область) неизвестными был ограблен маленький магазинчик, при этом уроды застрелили двух продавщиц.

Зачем?! Наверняка убийцы и сами этого не знают. Именно этой непредсказуемостью «стихийная» уличная преступность и опаснее организованной. И как раз именно для «самообороны» от неё хотят вооружиться те граждане, кто приобретает ружья и хотел бы иметь возможность приобрести пистолеты-револьверы.

Стоит согласиться, что в ряде случаев наличие у добропорядочных граждан «ствола» очень даже может спасти их имущество, здоровье, жизнь. А если оружием владеет каждый третий, это уже работает как профилактика преступлений, сдерживая потенциальных злодеев от того, чтобы вломиться в чье-то жилище, залезть кому-то в трусы или «пойти спросить за базар». Это бесспорные аргументы в пользу легализации оружейного законодательства с тем, чтобы каждый вменяемый украинец мог, без лишней волокиты и не переплачивая спекулянтам, обзавестись необходимым ему арсеналом.

Однако у пацифистов, а также выступающих с ними в унисон милицией и властью, есть свои веские аргументы против вооружения пипла. Во-первых, они обоснованно считают, что далеко не все наши сограждане добропорядочные и вменяемые. Если человек не состоит на учете и отслужил в армии, это не гарантирует его законопослушность – порой «слетают с катушек» даже работники правоохранительных органов. Во-вторых, дедушкино ружье или папкин револьвер могут попасть в руки малолетних хулиганов или, что еще хуже, юных гопников, у которых просто в заднице зудит пострелять. В-третьих, пацифисты считают, что наличие оружия провоцирует изобретательность и жестокость преступников. А вот если просто расслабиться и мирно отдать им кошелек  (и всё, что они «попросят»), то жертва  может обойтись лишь материальным и моральным ущербом – не фатальными для здоровья.

А в-четвертых, огромной проблемой является вопрос предела самообороны, который стоит перед обществом с незапамятных времен. Вот, к примеру, еще в безмятежную эпоху СССР  был случай, когда студент, защищаясь от пьяного хулигана с ножом, хряпнул того по темечку фотоаппаратом – да так «удачно», что убил на месте. Суд оправдал студента, но это был весьма редкий случай: обычно советская правоохранительная система наказывала нанесшего телесные повреждения (или убившего), не особо вникая в ситуацию. Поэтому нападавший, получивший жесткий отпор, запросто мог стать потерпевшим, а прохожий, не рассчитавший силу своего удара, оказаться преступником.

Советская правоохранительная система назидательно демонстрировала, что гражданину лучше стать пассивной жертвой преступника, с которым потом разберется государство. Этот принцип продолжили исповедовать и украинские «органы». Но с каждым годом раскрываемость преступлений падала, а число отпущенных за взятку преступников росло, и держава уже не гарантировала неизбежность наказания, что лишь способствовало росту криминальной статистики. Более того, уверенные в своей безнаказанности преступники (и просто хулиганы) стали качелить и убивать людей просто так, для развлечения.

 

В такой ситуации защитить слабых от распоясавшихся сильных могло только оружие, которое хоть как-то уравнивало их шансы. Поэтому с 90-х годов число сторонников вооружения в Украине начало уверенно расти.

Но вместе с этим начали и расти и опасные тенденции к беспределу, который может творить человек с ружьем, особенно если он идиот. Вот, например, некая Магдалена Ройт (странный псевдоним для украинской патриотки), активистка «движения за свободное владение оружием», в одной из своих статей выразила восхищение одной «тендітної дівчинкою», выстрелившей в лицо уличному воришке за попытку вырвать у нее сумочку. Так, мол, и надо, молодец!

Что ж, допустим, гражданам будет позволено убивать гопников за попытку отжать у них мобильник и стрелять в наступивших на ногу хамов. Теоретически это должно отбить у людей всякую охоту без разрешения вторгаться в границы чужого жизненного пространства – чего бы хотели многие из нас (хотя и не такими методами). Однако только теоретически. Поскольку эта утопия очень быстро будет разрушена ответной реакцией преступного мира, который тоже поспешит вооружиться. При этом давайте не забывать, инициатива (первый ход) по-прежнему будет на его стороне.

Тот же уличный воришка уже не будет пытаться вырывать сумочки из рук «тендітної дівчинки», рискуя получить «кулю в лоба», а выстрелит в неё первым, внезапно, в спину. И спокойно заберет сумочку из её холодеющих рук…

Опьяненные властью

«Вільні люди мають зброю, раби – ні!» — так звучит еще один аргумент сторонников вооружения, убежденно считающих, что огнестрельное оружие защищает не только жизнь и имущество своего владельца, но также его гражданские свободы и независимость его государства.

Понятно, что у пистолета и дробовика мало шансов против полицейского спецназа тирании или регулярной армии супостата. Поэтому патриоты-милитаристы призывают пойти еще дальше и разрешить гражданам владеть всем спектром стрелкового оружия, включая армейское, приводя в качестве примера Швейцарию, где каждый военнообязанный гражданин держит свой автомат дома в шкафу.

Что же, пример Швейцарии, как говорится, это пример для зависти и подражания. Но, пытаясь скопировать тамошние законы и традиции, у нас при этом забывают, что Украина населена отнюдь не швейцарцами. И, получив в руки автомат, немало украинцев начинают испытывать головокружение не только от выпитого алкоголя, но также от чувства всевластия и безнаказанности.

Вообще, недавний опыт показывает, что ставка на вооруженных граждан оказалась ошибочной. Так, к примеру, несмотря на куркульскую сущность Евромайдана, то есть участие в нем большого количества состоятельных граждан из «среднего класса», многие из которых имели дома целые арсеналы «охотничьего» оружия, они так и не использовали его в борьбе с «режимом». Даже когда на Грушевского снайперы начали стрелять на поражение боевыми, в рядах революционеров были заметны лишь студенты с «воздушками» и травматикой, да один-единственный дед с дробовиком. Бизнесмены и IT-специалисты предпочитали тусоваться в здании КГГА, а не воевать на баррикадах.

Вооруженный «средний класс», регулярно ездящий на охоту и стрельбища в компаниях корешей, на дорогих внедорожниках, с шашлычками под финскую водку, не стал доставать из шкафов свои «манлихеры» и когда над Украиной нависла угроза оккупации и развала. Этих состоятельных людей практически нет в добровольческих батальонах, и они предпочитают откупаться от мобилизации. Оружие для них – это просто часть имиджа, приложение к «лендроверу» и дорогим часам, а патриотизм ограничивается денежными пожертвованиями.

Малоимущие «низы» повели себя иначе: не имея ранее никакого оружия вообще, тысячи их рванули «играть в войнушки», когда появилась возможность его получить. На Донбассе, расхватав в РОВД казенные «калаши», они выступили против и власти, и государства, начав гражданскую войну. В Киеве и Днепропетровске они начали собираться в добровольческие батальоны, которые тоже не отличаются законопослушностью. Похоже, эти люди уверены, что патриотизм, сине-желтые нашивки и оружие дает им право быть над законом и по своему усмотрению «защищать Украину».

Впрочем, в подобной уверенности всегда находятся все участники вооруженных конфликтов, в какой бы стране они ни происходили. И тогда общество разделяется на две части: те, кто с оружием, начинают диктовать свою волю тем, кто его не имеет.

Было бы напрасно говорить о том, что во всем этом виновато оружие. Отнюдь! Сталинский Уголовный кодекс совершенно правильно рассматривал оружие лишь как инструмент в руках граждан, от намерений которых и зависит, принесет ли оно пользу или угрозу обществу.

Украинцы двадцать лет говорили о либерализации оружейного законодательства, о возможности приобрести оружие всем желающим. И вот такую возможность многие из них получили: автоматы выдавали всем желающим по обе стороны конфликта, а на полях сражений их могли подобрать и совершенно «левые» граждане. Одновременно с этим война дала импульс нелегальной торговле краденым оружием, которое теперь недорого может приобрести себе даже пенсионер.  Украинцы начали потихоньку вооружаться. И что же, от этого их жизнь стала безопаснее и спокойнее?

Источник: from-ua.com

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.