RSS

Украинские новости

Тимофей Нагорный рассказал о пребывании в российской тюрьме

  •      1



Украинский продюсер Тимофей Нагорный рассказал о пяти днях, проведенных в российской тюрьме.

Тимофея арестовали 21 сентября во время участия в Марше мира  в Москве.

Как попали на Марш мира?

– Пригласили организаторы. В социальной сети списались с одним, по имени Николай. Он обещал: ничего не бойтесь, если вам нужна охрана, я обеспечу. Во время марша постоянно был рядом. Через полчаса сказал, что российский Первый канал хочет взять у нас интервью возле памятника Жукову.

На машине вместе с Кириллом – еще одним волонтером – подъехали к храму Василия Блаженного. Через Красную площадь в вышиванках и с флагом Украины прошли к памятнику. Там были несколько полицейских постов. Нас не останавливали. Прохожие улыбались, а один даже сфотографировался с нами.

Возле памятника журналистов не было, зато стояли полицейские. Окружили нас. Подошел сержант, попросил предъявить документы. Хотел позвонить Николаю, который нас сюда направил, но сержант вырвал телефон из рук. Сказал, что мы задержаны. А потом прибавил: “Вы хотите сделать какую-то провокацию на Красной площади”. Хотел протестовать, но он начал кричать и обзывать некрасивыми словами. Через 20 минут подъехал автозак и отвез нас в отделение полиции Китай-Города. На третий день, когда мне дали телефон, пытался дозвониться до того Николая. Но его телефон был отключенным. Когда вернулся домой, искал его через социальные сети, но он удалил свои страницы.

Ваше задержание было кому-то выгодно?

– Есть несколько версий. После возвращения планировал отдать документы на регистрацию кандидатом в народные депутаты по 55-у избирательному округу в Донецкой области. Регистрация закончилась 25 сентября, а меня выпустили 26. Бывшие представители Партии регионов имеют связи в Москве и могли это организовать, чтобы убрать конкурента. Также причиной могло стать то, что приглашал Андрея Макаревича выступить перед переселенцами. И еще одна: я организовывал много спортивных шоу. Руфер Мустанг, который недавно раскрасил звезду на московской высотке в сине-желтые цвета, не раз участвовал в них.

Куда попали после задержания?

– В полицейском отделении провел сутки. Меня с другими задержанными на марше посадили в камеру с бетонными стенами. Спать было невозможно из-за холода. Камеру охранял автоматчик в бушлате, закутанный одеялом, а у нас даже верхней одежды не было. Всю ночь отжимался и приседал, чтобы не замерзнуть. За сутки нас трижды допрашивали, снимали отпечатки пальцев и фотографировали. На следующий день состоялся суд. Судья обвинял в том, что я прорвался на Красную площадь и дрался с полицейскими. Ответил: “Могу доказать противоположное. В Украине уже есть фото и видео, подтверждающие это. Вам будет очень стыдно, когда мы распространим эти доказательства”.

Дали пять суток содержания под стражей. Отбывали наказание в спецприемнике. Это – современная тюрьма, полностью модернизированная. Сидели в большой камере вместе с уголовниками и вич-инфицированными. Сначала соседи насмехались: “Ну, что, посольство вас вытягивает? Кто-то из Украины хоть пирожок принес? Никому вы не нужны”. Я объяснял: кроме нас, этого никто не сделает. Рассказывал, что 17 раз был в зоне АТО, возил гуманитарную помощь и вывозил раненых. Наша камера прослушивалась, и на следующий день дежурный сказал: “Хохол, я теперь тебя стал уважать”. Соседи по камере тоже изменили отношение. Когда прощались, двое пообещали приехать на Марш мира в Киев.

Чем занимались в тюрьме?

– Весь день сидели в камере. Прогуляться выводили на 10-20 минут в день. Есть давали холодную баланду. В борще плавали лишь куски свеклы и моркови. Но когда голод сильно донимал, приходилось есть. На третий день соседи по камере начали угощать бутербродами, которые родные передавали. Мылись под краном. Попросил дежурного купить мне станок и зубную пасту. Тот отказал, потому что запрещено. Но на следующий день принес мне зубную щетку, мыло и одноразовый станок. А потом принес книгу “Война и мир”. До освобождения успел ее дочитать.

Надеялись, что вас так быстро выпустят?

– Надзиратели говорили, что выйдем не раньше Нового года. Я уже искал себе место, где смогу заниматься физкультурой. Когда нас выпустили, думал, на улице опять за что-то задержат. Даже в поезде не мог успокоиться.

Жена знала, что вы в Москве?

– Жене не звонил, не хотел лишний раз волновать. Попросил друга сказать, что на несколько дней задержусь в Москве. Когда приехал, первой на шею бросилась дочка Николь. Сильно соскучилась и теперь дома от меня не отходит.

В зону АТО Тимофей Нагорный впервые поехал в мае. Доставляет туда гуманитарную помощь и вывозит раненых.

– Чтобы пропустили на блокпостах, приходится договариваться, – рассказывает Тимофей. – Одним привозим воду, продукты, другим платим деньги. Недавно позвонил киевский бизнесмен: “Мой тесть ранен. Он сейчас в Харцызске”. Попросил помочь. Договорился с ополченцами и украинскими военными на три часа прекратить огонь. Мы сделали гуманитарный коридор и вывезли раненых.

Волонтеры рискуют своими жизнями. Одного, отца четырех детей, убили на блокпосту. А волонтерку изнасиловали на виду у мужа. Сейчас оба находятся на реабилитации.

Когда жена меня провожает, всегда просит: не оставляй меня и Никольку. Но это не останавливает. Пока был в Москве, получил 700 просьб о помощи.

Джерело


Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.