RSS

Новый День

Боец АТО: «У меня есть бронежилет, купленный за свои деньги, каску мне подарил товарищ»

  •      0

О том, за что воюют украинские солдаты в зоне Антитеррористической операции и каковы их будни, в откровенной беседе корреспонденту интернет-издания Новости Украины – From-UA рассказал старший солдат Вооруженных сил Украины, 26 артиллерийской бригады, 3 дивизиона, 9 батареи Владимир Сергиевский.

Терпи, казак, атаманом будешь!

Новости Украины – From-UA: — Владимир, добрый день! Судя по всему, беседа ожидает быть долгой и интересной. Начнем с информации о Вас: расскажите коротко о себе, кто Вы, откуда Вы, где учились.

Владимир Сергиевский: — Зовут меня Владимир Павлович Сергиевский. Мне 21 год. Родом я из Лисичанска Луганской области. Прожил там до 12 лет. Занимался в спорткомплексе греко-римской борьбой, имею разряд. Потом переехал в Киев. Но чтобы продолжить занятия борьбой, нужно было очень далеко ездить (в другой конец города. – Ред.), и поэтому я пошел на бокс. По боксу у меня тоже есть спортивные разряды.

Потом получил травму по зрению. Пролечился. И пошел служить в армию.

Новости Украины – From-UA: — Насколько я понимаю, высшее учебное заведение Вы не заканчивали?

Владимир Сергиевский: — Нет.

Новости Украины – From-UA: — А есть желание?

Владимир Сергиевский: — Конечно. Когда все это закончится, у меня освободится немного места в голове, естественно, и в душе появится место. И потом я бы хотел найти какую-то работу по сердцу. Пока у меня есть одна такая — я защищаю свою родину.

Сейчас я старший солдат, старший наводчик, как осталось со срочной службы. Служу в Вооруженных силах Украины, 26 артиллерийской бригаде, 3 дивизионе, 9 батарее.

Новости Украины – From-UA: — Владимир, теперь расскажите, как Вы попали в зону АТО?

Владимир Сергиевский: — Так, как и в армию призывали: пришла повестка согласно приказу президента о мобилизации. Пришел с ней в военкомат, прошел медкомиссию — отправили в АТО.

Сначала мы пробыли две недели в части в Бердычеве, потом поехали в Житомирский учебный центр. Там на полигоне пробыли около трех недель и оттуда уже поехали в зону АТО.

Когда я приехал туда (в зону АТО. – Ред.), я не думал, что там будет столько патриотов. Это именно ответ на то, почему я там: у меня есть патриотические духовные качества, и если я осознанно могу защитить родину своей физической силой, то почему бы и нет?!

Новости Украины – From-UA: — Чему вас научили в учебке за эти три недели?

Владимир Сергиевский: — Это была как переподготовка после армии, чтобы что-то вспомнить. Я когда служил срочную службу, был артиллеристом. Правда, на другом оружии, но, по большому счету, прицельные устройства такие же, как и были. Я служил на 2С3, а поставили меня на 2А65 (2С3 — это самоходная гаубица, а 2А65 — это пушка, снимается с машины, раскладываются станины). На самом деле ничего сложного.

Новости Украины – From-UA: — Было ли желание «откосить» от АТО?

Владимир Сергиевский: — Вы знаете, сначала я не хотел идти в военкомат: думал, зачем мне эта война политиков, Коломойских? Люди погибают, и я могу там остаться, как и любой другой. Но когда я пришел туда, познакомился с одним парнем — он боец батальона «Азов». Мы с ним минут пятнадцать общались под кофе: он мне рассказал, что он уже там был, приезжал в отпуск, рассказал, как там живут и воюют бойцы.

И тогда я понял, что это действительно моя работа. Я в армии давал присягу, и я должен туда пойти. Если не я, то кто? Если каждый будет отмазываться, то кто же нас защитит, в конце концов? Украина — это мой дом. Киев — это моя квартира. Если бы я отмазался, это было бы предательством.

Новости Украины – From-UA: — А родители пытались Вас отговорить?

Владимир Сергиевский: — Конечно, они были испуганы: «Зачем ты это делаешь?». У меня родители пенсионеры, я — единственный кормилец. Но это мой выбор. Слава Богу, я здоровый человек, прошел медкомиссию и пошел защищать родину. Слава Богу, что у меня есть такая осознанность, и не у меня одного.

По закону, если у солдата трое детей, то он не подлежит мобилизации, но есть и такие, у кого и по трое детей, но они оставляют свои поля, свою технику и идут, потому что если они не пойдут, то может так оказаться, что вскоре их поля будут уже не их.

Каков полк, таков о нём и толк

Новости Украины – From-UA: — Расскажите о том, кто с Вами служит. Кто эти ребята?

Владимир Сергиевский: — Военные, которые служили в армии.

Новости Украины – From-UA: — То есть не военных там нет?

Владимир Сергиевский: — Нет.

Новости Украины – From-UA: — Дело в том, что в СМИ пишут, что в третью волну мобилизации призывали даже тех, кто не имеет никакого отношения к военному делу. Грубо говоря, по принципу «если ты мужчина — иди служи»…

Владимир Сергиевский: — У нас есть один такой человек. Ему 19 лет, он срочную службу в армии не служил, это его первая служба. И я думаю, что это не совсем законно, когда таких людей, которые не служили в армии, призвали как мобилизированных.

Их должны были призвать на срочную службу в армию. Но срочники, насколько я знаю, по закону не имеют права выезжать в зону АТО и воевать. Ходить в патрули, по военному городку, по воинской части — да. Ну, нет у них военной осознанности. Им нужно вложить в голову определенную базу, чтобы они понимали, что это такое. Для начала нужно поехать на полигон, попробовать, как это — жить в полевых условиях.

Новости Украины – From-UA: — Какая возрастная группа в зоне АТО?

Владимир Сергиевский: — Я в своем подразделении самый младший — мне 21 год. Есть ребята и 28, и 30, и 35, и 39 лет. Но мы все, как братья, а не как было раньше в армии, дедовщины нет. Мы же все за свою родину, и неважно, какого ты возраста. Мы за свою страну, за свои людей, за деток, за стариков.

Новости Украины – From-UA: — А есть среди вас бойцы пенсионного возраста?

Владимир Сергиевский: — У нас даже есть один человек, очень умный, очень мудрый — ему уже 51-й год пошел. Я не знаю, как он к нам попал, законно или незаконно. Этот человек воевал в Афганистане. Он имеет представление и обучает нас, подсказывает, дает советы. Это очень хороший мужчина. Ему пришлось оставить свою семью, но он тоже за родину, за свою страну, за Украину.

Хотя мое личное мнение — мы не против российских солдат, среди них есть тоже люди, я на них зла не держу. Просто они — люди подневольные: им отдали приказ — и куда им деваться? Но там такие же, как и мы, смертные люди.

Дружба дружбой, а служба службой

Новости Украины – From-UA: — То есть понимание того, что украинцы и русские — один народ, славяне, есть?

Владимир Сергиевский: — Конечно, есть.

Новости Украины – From-UA: — Или есть определенное ощущение, что русский — это враг?

Владимир Сергиевский: — Это у каждого свое. Я не сужу людей по цвету кожи, по разрезу глаз. Да, мы — славяне, мы все браться. Есть и те, кто понимают, но не могут вернуться на свою землю. Я общался с русским солдатом, так он рассказывал, что он не может обратно попасть домой: «либо я здесь останусь — против вас, либо я останусь вместе с вами». В лучшем случае — трибунал, 20-25 лет.

Новости Украины – From-UA: — Владимир, расскажите, какие Вас одолевают чувства, когда Вы понимаете, что Вам придется стрелять, как Вы ранее сказали, в славянина, будь то русский, или же украинец-приверженец России?

Владимир Сергиевский: — Мы готовы ко всему. Там стоит выбор: либо он меня, либо я его.

При этом присутствует страх, еще и какой. Не боится только дурак. Просто у страха есть свои стадии: первый раз ничего не понятно, второй раз уже ты осознаешь, где ты, что ты, и уже большой и накачанный военный не может тебя просто так оторвать от сиденья. Ну, а потом привыкаешь. Ко всему привыкаешь. Ко всему готовы. С Божьей помощью все будет хорошо.

Новости Украины – From-UA: — Есть различия между русскими военными и боевиками? Это одно и то же?

Владимир Сергиевский: — Это не одно и то же. У боевиков ДНР есть своя символика, они в том, в чем им удобно, в том и воюют. У русского, да и у любого их солдата, есть своя уставная форма и определенная расцветка формы.

Новости Украины – From-UA: — Но вы воюете и против тех, и против других?

Владимир Сергиевский: — Да.

Новости Украины – From-UA: — Есть ли у вас не только украинцы, а, например, грузины, молдаване, русские, румыны?

Владимир Сергиевский: — По крови — да, но по национальности они — украинцы. То есть они уже прожили здесь много лет, 20 лет назад служили в украинской армии, и сейчас они, согласно мобилизации, в украинской армии. Есть и ополчение, которое за нас, за Украину. Из Донецкой, Луганской областей ребята молодцы — они нам конкретно помогают против кубанских и донских казаков. Я думаю, что эти люди сами, выходцы из террористических группировок, просто  увидели это мародерство, как они себя там ведут, как они относятся к женщинам, к русским, к украинским, как они забирают все у людей…

Но с другой стороны, ДНР можно понять — они недовольны украинской властью, они хотят быть ближе к России. Люди думают, что Россия — великая держава, и они сердцем верят, что им так будет хорошо. Опять же, СМИ работают так, чтобы было выгодно им.

Новости Украины – From-UA: — А есть понимание того, что они на самом деле, может, и не хотят в Россию, а хотя просто что-то изменить на местах, но центральная власть на это не согласна?

Владимир Сергиевский: — Я так думаю, что не все так просто на самом деле. По-любому, кому-то это выгодно.

Новости Украины – From-UA: — А кому, как Вы думаете?

Владимир Сергиевский: — Каждый думает по-разному. Хочется, конечно, всегда верить в правду, но когда ты не знаешь, где эта правда сидит и улыбается, тогда ничего непонятно. Я знаю свою правду — что я защищаю детей, хочу, чтобы у них было будущее, чтобы пенсионеры на моей родине жили достойно, как они этого заслужили. Чтобы у молодых семей была крыша над головой. В конце концов, чтобы люди ходили спокойно и ничего не боялись. Все. Больше ничего не надо.

Автомат да лопата — друзья солдата

Новости Украины – From-UA: — Какие условия жизни в АТО?

Владимир Сергиевский: Я не хотел бы винить каких-то конкретных людей, чиновников, министров обороны — почему за годы независимости Украины не было контроля за армией: ведь ни для кого не секрет, что там все разворовывалось и продавалось.

Но армия сейчас как бы сама себя родила. В основном все построено сейчас на патриотизме. Простые люди помогают с продуктами, с вещами. То, что есть в армии — запасы теплых вещей, хорошо, что они есть в армии, и кому-то их дают, у кого нет. По приезду в зону АТО по закону должны выдавать бронежилеты и каски. Но я не знаю, когда приезжаю туда, дадут ли мне их или нет.

У меня есть свой бронежилет, купленный за свои деньги. Каску мне подарил товарищ из Нацгвардии. Мое — это мое, и чем больше такого добра, тем лучше.

Новости Украины – From-UA: — А бронежилеты и каски выдают или все-таки украинские солдаты их сами покупают?

Владимир Сергиевский: — Бронежилеты и каски по приезду в зону АТО выдают. Когда мы находимся там, где не зона АТО, где есть наша дислокация, мы делаем блок-посты, чтобы охранять своих солдат, чтобы организовать контроль приезда-выезда машин — тогда мы ходим в своих бронежилетах.

Новости Украины – From-UA: — Какие у вас бытовые условия?

Владимир Сергиевский: — Есть такой принцип: что посеял — то и пожал. Бизнесмены вкладывают в бизнес стартовый капитал, так же и мы в армию. Мы приехали, у нас были свои вещи, орудие и т. д. Мы жили в палатке, но ее сдуло ветром, так как возле моря, где мы сейчас (в Мелитополе, Запорожская область), дуют сильные ветра.

Сейчас мы живем на территории заброшенной воинской части: столбы, электроэнергия — все, есть, но все надо подключать. Ну и здание полуразрушенное. Мы его сами достроили: положили на крышу шифер, утеплили. Топим буржуйками. Забили окна, чтобы не так дуло. Свет себе подключили.

Правда, скучновато там. Книг, по большому счету, нет, как раньше было в армии. Скинулись, купили телевизор, DVD. Купили тазики, чтобы стирать. Вода есть только техническая. Питьевую воду заказываем — 2 грн. бутылка, мы оптом заказываем и пьем. Когда нет питьевой воды, то и техническую пьем. Если и ее не будет — из лужи буем пить. Жить же надо.

Новости Украины – From-UA: — Как вы питаетесь?

Владимир Сергиевский: — Я думаю, что Вооруженные силы Украины думают над этим вопросом, но в основном едой нам помогают местные жители и волонтеры. Привозят целые машины: крупы, картошку.

У нас есть полевая кухня, есть определенные люди, которые назначены поварами. Ходит наряд, помогает чистить картошку, морковку, лук. Ну, те, кто хочет покушать повкуснее, готовят уже сами, или продукты из дому передают родственники. Я сам приехал в отпуск, так накупил крупы, сахар, кофе.

Новости Украины – From-UA: — А как насчет выпить, чтобы согреться?

Владимир Сергиевский: — В зоне АТО — нет. У нас точно такого нет. Закон. Но знаю случаи, когда в других бригадах из-за выпивок теряли бойцов.

Наша армия не одна: с нею вся страна

Новости Украины – From-UA: — Известно, что сейчас огромное количество волонтеров собирают деньги на армию и по идее перечисляют эти деньги на определенные банковские счета. До вас что-то доходит?

Владимир Сергиевский: — В основном то, что нашли мы, это все через связных. У нас, например, есть в Фейсбуке группа — под названием 26 бригада. Честно говоря, в первый день, когда я приехал домой (в 9 утра я был дома, в 10 я уже вышел на поиски), пришел к волонтерам и показываю свой военный билет. Рассказываю, что я солдат, служу в армии, в 26 бригаде. Говорю, если надо, из нашей части вышлют все бумаги, что нам нужна помощь. Мне говорят: «Ну вот если вы профинансируете…». Мне стало как-то так нехорошо. Я говорю, что если бы у меня были эти деньги, я бы к вам не шел.

А так в основном помогают мои соседи, друзья, товарищи, коллеги.

Новости Украины – From-UA: — То есть, сейчас такого нет, чтобы волонтеры собрали, передали в ВСУ, а потом по отдельным бригадам выслали по распределению?

Владимир Сергиевский: — Я думаю, есть, просто я не знаю этой общей работы. Конкретно через группу нам люди помогают. У нас лично ушло уже очень много денег. Допустим, на рации ушло 40 тысяч гривен. Еще нам люди помогли приобрести котлы для обогрева — как буржуйка, только поновее.

Я не хочу обобщать и говорить. Да, есть среди миллиардеров, миллионеров очень хорошие люди, которые тоже помогают, но ни один из них мне не помог. Мне помогли теплыми вещами простые люди — соседи, друзья-товарищи. У них нет лексусов, самолетов, но они помогают.

Новости Украины – From-UA: — Насколько сейчас в АТО сложная ситуация? И когда, по Вашему мнению, это все может закончиться?

Владимир Сергиевский: — Я не знаю, могу я говорить вам какую-то конкретику или нет. Мы сидим, поступил приказ — выехали, сделали свою работу и вернулись. Сейчас ничего не понятно. Командование, наверно, разрабатывает какую-то свою тактику, потому что весной-летом было по-одному, сейчас чуть-чуть по-другому.

Ориентировочно нас призвали на год, либо до особого указа президента. Когда все это закончится… ну, я даже не знаю.

Новости Украины – From-UA: — Вы общаетесь с местными людьми, что они вам говорят, что рассказывают?

Владимир Сергиевский: — В Мелитополе некоторые действительно кричат нам «герои», что аж душа радуется. А некоторые так смотрят, мол «чего вы сюда приперлись, вы кто такие? Вы только зло делаете». Понятно, что в любой семье не без урода.

Не секрет, что есть украинские военные, которые напиваются, берут с собой боеприпасы и идут в город показывать, какие они Рембо, мол «я — воин АТО, где у вас тут девочек снять?». А потом когда начинаешь общаться с такими людьми, начинаешь называть им конкретные города из зоны АТО, получаешь ответ вроде «да я там на бензовозе работал…». 

Источник: from-ua.com

Разделы

Система Orphus