RSS

Новый День

"Плюну в морду следователю, которая все это сшила"

  •      14

— Третий год не могу понять, за что я в тюрьме. Хочу жить, как все нормальные люди, иметь детей. А должен восемь лет здесь гнить, потому что кто-то решил оторваться на мне за поступки отца, — говорит 29-летний Алексей Графов. Отбывает наказание в исправительной колонии №91 в райцентре Мена Черниговской области за нападение на предпринимателя Олега Прокопенко. Тот заверяет в суде, что Алексей не нападал. Однако показания игнорируют.

Алексей Графов родом из города Шостка Сумщины. Получил профессию юриста в Сумском государственном университете. Два года проработал участковым в Шосткинском горотделе милиции, устроился помощником к родственнику Сергею Ологу. Тот скупал скот у крестьян и перепродавал его резнику Олегу Прокопенко.

— Это было 18 сентября 2011 года, — вспоминает Алексей. — Сергей ехал к Прокопенко. Что-то там должны были решить за деньги. Назначили встречу в лесу за селом Усок Ямпольского района. Для поддержки Сергей взял меня и Костю Колершуна. Пока за что-то там ссорился с Прокопенко, мы с Костей стояли сбоку. Потом Сергей с Прокопенко начали драться, прозвучал выстрел из пистолета. Тогда уже подбежал я, разнял их. Прокопенко сел в машину и уехал. Забыл сумку с деньгами.

54-летний Олег Прокопенко пожаловался стражам порядка. Сказал, что у него отобрали сумку с 20 тыс. грн. В тот же день милиционеры задержали 24-летнего Сергея Олога, на следующий вечер — Алексея Графова, чуть погодя и Константина Колершуна, 25 лет.

— Отключили квартиру от света, выломили двери, схватили сына и в трусах потянули в Ямпольский райотдел за 50 километров, — вспоминает задержание 52-летний Николай Графов, отец Алексея. Он — полковник милиции, на тот момент работал заместителем начальника областного управления по борьбе с организованной преступностью.

Трех мужчин обвинили в разбойном нападении на Олега Прокопенко.

— Я начал выяснять, что там и к чему, — продолжает Николай Графов. — Вышел на того Прокопенко. А он мне: «Николай Николаевич, я погарячился. Через час прибежал в райотдел, хотел забрать заявление. Сказал, что претензий не имею, деньги мне отдали. Но они заставили подписать документы. Угрожали посадить за скупку краденого».

В следственном изоляторе мужчины провели по полтора года. Впоследствии райсуд объявил им приговор — каждому по восемь лет тюрьмы. Они обжаловали его, Апелляционный суд вердикт не изменил. 2 декабря дело рассмотрит Высший специализированный суд по уголовным делам.

— Доказательств моей вины нет, — говорит Алексей Графов. — Есть только то, что на том месте нашли окурок, а на моей куртке — краплю крови. Даже не ясно, чьи они. Дело базируется на первых показаниях Прокопенко и Олога. На суде они говорят, что я непричастен, но судья их не слушает.

Николай Графов уверен, что арестом сына поквитались с ним.

— Я 30 лет работал в милиции. Возглавлял разные райотделы, сажал всех направо и налево, был заместителем начальника УБОПа. Представьте, сколько имею врагов. Под моим руководством поймали трех милиционеров, которых потом посадили. В свое время задержал бандита. Его кума — это та следователь, которая сшила дело против сына.

Олег Прокопенко в нападении обвиняет лишь Сергея Олога.

«Я полностью доверял работникам милиции и подписывал все документы, не читая. Следователь все записывала так, как хотелось ей, а не так, как говорю я. У нас с Ологом возникла потасовка по поводу неприязни и оплаты. Стрелял в меня он, а не Графов. В суде Олог подтвердил мои показания. Сумку с деньгами у меня никто не забирал. Многоуважаемый суд, прошу вас разобраться и не наказывать строго Сергея Олога. Графов Алексей и Колершун Константин мне ничего не сделали, их наказывать не за что», — написал Олег Прокопенко в жалобе в суд от 29 марта 2013 года.

Алексей Графов надеется, что суд его оправдает:

— Меня уже поломали и морально, и физически. Когда задерживали, четыре дня не давали есть, постоянно издевались. Говорили, посадят на 10 лет. Сейчас сижу здесь в полной изоляции, никому не нужен.

— Из-за этого всего я подал рапорт. Сейчас на пенсии, нигде не работаю, — добавляет его отец. — Но жалобы на милицию писать не буду. Есть такое понятие, как держать честь. Максимум — плюну в морду тому следователю, которая все это сшила.

Разделы

Система Orphus