RSS

Украинские новости

Олег Устенко: $420 миллиардов резервов в Центробанке России – это фиктивная цифра

  •      56

Сегодня, в 10:00

Катерина Пешко, Анна Черевко, «Главком»

Минувшие сутки украинцы, буквально затаив дыхание, наблюдали за резким обвалом российского рубля. Сообщения в стиле: «за доллар – уже 80, за евро – 100» в условиях войны на востоке Украины несли своего рода утешение. Хотя ситуация с курсом гривни не намного лучше.

Перспектива обвала экономики России может поменять приоритеты Кремля, который слишком увлекся кровопролитными провокациями на Донбассе. Однако пике российского рубля может аукнуться и странам-членам СНГ-пространства. В том числе и Украине.

О роле Центробанка РФ в падении рубля, об отличиях и сходствах ситуации с девальвацией украинской валюты, исполнительный директор Международного фонда Блейзера Олег Устенко рассказал «Главкому».

Если говорить откровенно, вся Украина вчера, 16 декабря, радостно следила за падением рубля. К вечеру доллар достигал уже отметки в 80 рублей, евро – 100. Кажется, что все даже позабыли, что гривна тоже падает. Для какой из стран – Украины или России – этот процесс на рынке валют является менее болезненным?

Девальвация идет и в России, и в Украине. Но факторы, которые эту девальвацию вызвали, у стран разные. В России основным фактором, который девальвировал валюту, был не рынок.

Падение мировых цен на нефть?

В зависимых от экспорта экономиках, тем более ориентированных на поставки энергоресурсов, очень важную роль играет снижение стоимости базового продукта, на котором страна специализируется. И вот из-за того, что это произошло, Россия пыталась наполнить свой государственный бюджет. Каждое падение цены нефти вызывало у них острую необходимость девальвировать рубль для того, чтобы набрать необходимое количество денег в бюджет, чтобы уже вот этим наполненным бюджетом была возможность рассчитываться по тем обязательствам, которые есть в расходной части государственного бюджета. То есть, если Украина изначально была заложницей ситуации, то у них изначально сыграло роль вот это стремление наполнить бюджет.

Когда происходило снижение цены нефти на 1 доллар, государственный бюджет Российской Федерации терял в годовом измерении 2 миллиарда долларов. Девальвация на 1 единицу рубля означала дополнительный доход в государственный бюджет РФ в размере 5 миллиардов долларов. Пиковое значение цены на нефть в этом году было 115 долларов за баррель. Сейчас эта цена колеблется в границах от 50 до 60 долларов. А бюджет у них верстался на уровне 100 долларов за баррель нефти, кстати сказать, бюджет на следующий год у них тоже верстался почти на 100 долларах. То есть цена нефти снизилась на 40 долларов. И это значит, что на таком вот падении цены на нефть бюджет не досчитался 80 миллиардов долларов. И эти 80 миллиардов долларов им надо было как-то покрыть. Они решили покрыть эти деньги для своего бюджета, который на 50% зависит от мировых цен на энергоносители, за счет девальвации. Они должны были дать девальвировать рублю на 16 единиц. То есть дать возможность ему уйти с отметки 36 рублей за 1 доллар на отметку 51.

Но не смогли вовремя остановиться?

Все это расчетные показатели. Рынок работает иррационально. Одно дело то, что представляют себе аналитики и макроэкономисты. А другое дело, как работает рынок.

Еще раз повторю, в отличие от нас, они играли в эту игру. Мы не играли. Мы стали заложниками ситуации вначале: у нас был конфликт на юго-востоке, к нам не заходили прямые иностранные инвестиции, у нас даже был отток незначительный, снижался экспорт, снижался и импорт. А они именно играли в игру.

Но проблема тех, кто играет в подобного рода игры, состоит в том, что ты можешь не определить четкий момент, когда надо ее закончить и немедленно из нее выйти. Просто сбросить карты и сказать, что ты дальше не играешь. Они не сделали этого. Рубль начал девальвировать еще более серьезно. А и у нас, и у них маленькие золотовалютные резервы.

У Украины – 10 миллиардов долларов. У России – 420. Чувствуется разница?

Это только на слух кажется, что наших 10 миллиардов долларов резервов намного меньше, чем 420 миллиардов долларов резервов, которые есть в Центробанке Российской Федерации.

В реальности отличие не такое уж и большое. И там, и там резервы находятся на реальных минимумах. Для нас 10 миллиардов долларов – это покрытие чуть больше одного месяца нашего импорта – крайне низкий показатель, который свидетельствует о том, что экономика подвержена огромному количеству рисков. Но для России 420 миллиардов – это фиктивная цифра. Потому что из этих 420-415 миллиардов долларов не все деньги Центробанка РФ. Из них 150 миллиардов – это деньги правительства РФ, которые они положили на счет Центробанка. Это так называемый суверенный фонд. Поэтому в реальности «живых» денег 415 минус 150 миллиардов долларов. То есть 265 миллиардов. Но есть еще проблема.

И у нас, и у них есть необходимость выплаты внешних займов. Украина должна вернуть в следующем году 10 миллиардов долларов так называемых суверенных и квазисуверенных долгов. Россияне – в этом отличие – не должны возвращать государственные долги. А если должны, то это незначительные суммы. Но у них висит частный сектор, которому подлежит к возврату сумма в 135 миллиардов долларов. Они должны ее вернуть от сегодняшнего дня до конца 2015 года. То есть из 265 существующих в резервах миллиардов частному сектору подлежит к оплате 135. Остается 130 миллиардов. Но и это не все.

Еще одно колоссальное отличие между нами и ними состоит в том, что потребность нашего населения в валюте достаточно низкая. Наше население, по моим ощущениям, могло бы ограничиться спросом на валюту в районе от 30 до 50 миллионов долларов в месяц. Ну, максимум могло бы купить 100 миллионов долларов. В Российской Федерации у населения месячный спрос на валюту может находиться в пределах от 10 до 30 миллиардов долларов.

Но вот источники в топ-менеджменте нескольких российских банков уже сообщают, что приостанавливаются конверсионные операции (обмен валют) в наличной и безналичной формах. Это что-то даст?

Смотрите, у вас есть колоссальный спрос со стороны населения на валюту. У Украины с Россией есть еще общая проблема: это паника. Когда мы видим другие курсы, не такие, какие кажутся правильными, а гораздо большие, это значит, что во время паники прекращают действовать четкие экономические законы. Поведение экономических агентов становится иррациональным. В рамках паники принимаются хаотичные и неправильные решения. Что происходит в России? Любой экономический агент в России – будь то предприятие, банк или население – сейчас пытается немедленно купить доллары.

Паника работает по нарастающей. Она увеличивается в геометрической прогрессии. Как только создаются панические настроения на рынке, они умножаются на 2, на 4, на 6, на 8… И, в конце концов, превращаются в такой снежный ком, который может снести, вообще, любой рынок. Россия – большая страна, и панические настроения тоже растут гораздо быстрее, чем в Украине.

Оцените действия Центробанка.

Тут между Украиной и Россией есть отличия. Наш Нацбанк, например, мягко говоря, вел неправильную политику с точки зрения всех монетарных компонентов. Они совершали ошибку за ошибкой. Например, Национальный банк Украины ничего не сделал со своей учетной ставкой. В отличие от нас, Центральный банк РФ позавчера ночью принял совершенно правильное с точки зрения монетарной политики решение. Они взметнули учетную ставку – с тех 11%, которые были, подняли ее до 17%. Это адекватное действие. Так правильно лечить больную экономику по протоколу. Я бы рекомендовал то же делать и для российской, и для украинской экономики. Но не так резко.

Руководство Центробанка, скорее всего, получило инструкции от Кремля стабилизировать ситуацию и потому пошло на такой радикальный шаг. Я бы рекомендовал увеличить ставку, к примеру, с 11 до 13, потом можно было увеличить ее и до15, 17. То есть делать это в несколько этапов. Они же сделали это резко, в надежде, что рынок стабилизируется моментально на следующий день. Это должно было уменьшить ликвидность на рынке.

Но этого не произошло.

Да, этого, к сожалению, не произошло. Из чего я делаю вывод, что больше люфта у Центробанка РФ для маневра, в отличие от нас, нет.

Но самая колоссальная ошибка состоит в том, что когда идет резкое «зажатие» монетарной политики, страна сталкивается с понятием экономического кризиса. Если бы экономика России росла, у них бы ослабли темпы экономического роста. Но они не растут, они находятся в нулевой зоне роста сейчас, и прогноз на следующий год был минусовой. И вот этой мерой, увеличением до 17% ставки, и фактическим введением жесткой монетарной политики они просто подтолкнули страну к катастрофе. Теперь я бы ожидал быстрого и развивающегося в непредсказуемой траектории падения экономики России не просто в 2015 году, а в ближайшие месяцы.

Центробанк сыграл злую шутку практически во всем. Выполняя инструкцию опускать рынок, они и рынок не отпустили, и подтолкнули экономику к дальнейшему коллапсу. Но экономика не падает сама по себе. Она падает с ростом безработицы, из-за дополнительных проблем для бюджета, и все это – перспектива российской экономики.

Несмотря на абсолютную слабость нашей экономики, на то, что у нас маленькие золотовалютные резервы, колоссальный дефицит госбюджета и была стопроцентная девальвация, мы, все же, чувствуем себя лучше. За нами стоит кто-то, к кому мы можем обратиться, и этот кто-то – Международный валютный фонд. У России такой опоры нет, им не к кому обратится за деньгами. К тому же, у нас есть перспектива, что при быстром проведении правильных реформ, к нам могут прийти инвестиции, а к ним – нет. Даже если конфликт на юге и востоке страны будет разрешен, и часть санкций перестанет действовать, инвесторы все равно не будут заходить в российскую экономику при теперешней системе координат. И поэтому значение, которое может выдавать рубль, будут непредсказуемыми.

У вас есть хоть понимание, где граница?

Например, вчера утром, 16 декабря, я представлял, что граница должна быть на уровне 78 рублей за доллар, но я уже в этом не уверен. Если не произошло отката назад, после такой жесткой меры Центробанка России, то неизвестно как себя рынок поведет дальше.

Но вот Россия – как экспортно-ориентированная страна – таки получает большой объем валюты, которая теперь в переводе на рубли составляет значительно больше. Это не сыграет позитивной роли?

Это просто толкает их к дополнительным мерам. Сейчас они – Центробанк — будут стерилизовать денежную массу, и это будет следующей ошибкой. Это будет означать дополнительное введение сурового элемента монетарной политики.

Экономики ряда стран СНГ зависят от России. Не предвидится ли падение, например, белорусского рубля, казахстанского тенге и так далее?

Не знаю, как это отразится на Казахстане, но белорусский рубль однозначно начнет валиться. Я был одним из немногих экономистов, которые советовали не вводить в золотовалютные резервы нашей страны рубли. Представьте себе, что наше руководство, еще прежнее, ввело бы рубль в наши золотовалютные резервы. На фоне этой девальвации мы бы потеряли половину наших резервов. Нам повезло, что мы этого не сделали. Белорусы, в отличие от нас, ввели рубли и сейчас часть их резервов обесценилась.

Как такая ситуация в экономике России отразится на Украине?

Мы тоже частично пострадаем.

На фоне российской девальвации их экспортеры стали агрессивными и более конкурентными на рынке третьих стран. Теперь они конкурируют с нами в экспорте на рынке металлов, химии, сельхозпродукции. Также, из-за того, что у них упала покупательная способность, пострадают наши экспортеры – им будет тяжелее продавать свою продукцию там. И есть еще два негативных для нас момента. Россияне будут более активно требовать буквально через месяц вот эти 3 миллиарда долларов, которые мы им должны. И ударом по нашей банковской системе станет то, что российские банки в Украине, которые казались непоколебимыми, ликвидность которых всегда можно было восстановить через материнские российские структуры, теперь будут себя плохо чувствовать.

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.