RSS

Новый День

Украинцы оставили живым дух Майдана

  •      0

 

— Доброе вам утро! Как у вас настроение?

 — Настроение печальное, потому что для меня тоже сегодня день траура. Ровно год назад на Майдане погибла Небесная сотня. Они умирали, заворачивались в желто-голубой флаг и знамя Европы. Как вы только что сказали, 22 воина погибли вчера при выходе из Дебальцево. Для всех, кто любит Украину, сегодня печальный день.

 — Мы знаем, что вы были на Майдане Независимости в прошлом году, выступали даже со сцены. На ваш взгляд, что с тех пор изменилось?

 — Что изменилось? Я скажу, что дух Майдана есть, он остался. Вообще, революция — это такая вещь непрочная. Революции часто впоследствии изменяют своему собственному духу. Чудо Украины заключается в том, что здесь происходит наоборот. Украинцы остаются верными Небесной сотне. Украинцы оставили живым тот дух Майдана, и это очень красиво. И меня очень трогает, что я здесь в эти дни. Я был на Майдане ровно год назад, день в день. В субботу я буду в Оперном театре в Киеве, чтобы там самому представить, на сцене сыграть спектакль, пьесу, написанную во время Майдана.

 — Об этом мы еще поговорим. А сейчас я хотел бы спросить о вашей поездке с Петром Порошенко в Краматорск. В качестве кого вы туда летали?

 — Как друг, я бы сказал, президента Порошенко. Он мне оказывает большую честь тем, что мы с ним дружим, и я очень его уважаю. В феврале прошлого года я представил его Франсуа Олланду в Париже, за несколько месяцев до того, как он был избран президентом. Я думаю, что между нами есть определенная связь, и мы должны увидеться на днях в Киеве. Он мне позвонил и сказал: «Программа меняется, произошла трагедия в Краматорске, и я еду туда, увидеть людей, жертвы. Поехали со мной». И посадил меня в свой самолет. И я имел возможность увидеть этого президента. В то же время это военный шеф, военный лидер и человек с большим сердцем. Я был с ним в ту ночь, в ночь, когда он был со своими генералами и когда он был с ранеными.

 — В каком состоянии был Порошенко?

 — Его очень глубоко поразили эти события, это был и гнев, и волнение. Он поговорил с каждым раненым в госпитале в Краматорске, и я видел на лице этого президента ужас. Огромная эта ракета «Смерч», которая попала в жилой квартал. Я слышал, как президент Порошенко повторял такие слова: «Это не война, это мясорубка. Это даже не военное преступление, это преступление против человечества. Эти люди воюют против мирных, против мирного населения». И мы всю ночь ездили от одного дома к другому, от госпиталя к госпиталю.

 — А как к этому относятся во Франции? Вы знаете, какое там настроение у французов? 

 — Есть две Франции. Есть Франция крайне правых сил, Front National — это наша партия правая, расистская и антисемитская, это «партия Путина», это партия, финансируемая Путиным, российскими банками точнее, и которая придерживается линии Путина. Это где-то треть Франции. Много. И есть еще Франция, которая, я думаю, в целом поддерживает Украину. Большинство во Франции, большая часть, поняли, что Украина борется не только за Украину, но также и за Европу, что украинцы в Дебальцево — это передовая Европы.

— Мы хотели узнать у вас также о «Мистралях».

 — «Мистрали» не поставили, российские моряки, которые там якобы работали на «Мистралях», были отправлены домой и… хотите сенсацию?

Я думаю, я уверен, что «Мистрали» не поставят. Продажа «Мистралей» на данный момент приостановлена, и я думаю, что она будет отменена. По этому поводу во Франции разные мнения. Есть часть французов, которые говорят, что нам это сложно, потому что на этих «Мистралях» работало много людей, рабочие, которые, возможно, окажутся без работы. Но большинство французов все же поняли: нельзя поставлять военные корабли стране, ведущей военную агрессию против соседней страны. И Франсуа Олланд сделал смелое решение, и страна его поддержала.

— А теперь хотелось бы спросить о вашем спектакле. Что мы увидим? Что увидят зрители?

— Вы увидите одного актера на сцене, в театре это называется монолог, моноспектакль. Этим актером будет автор пьесы. То есть я. И тема спектакля — это Украина и Европа. Точнее — Сараево 20 лет назад. Украина и Европа. Это меланхоличные взгляды на Европу, которая уже не способна защищать свои собственные ценности.

— Почему моноспектакль? Так легче передать эмоции?

— Речь идет не только об эмоциях, но и о размышлениях, которые являются настоящим месседжем Майдана: что должна сделать Европа, чтобы быть на высоте Майдана; почему уже в течение века Европа так вяло защищает свои собственные идеалы; кто настоящий, главный философ Европы. Это Гуссерль или Хайдеггер? Такие темы этой пьесы, это пьеса философская.

Видеоанонс спектакля: 

BHL master from Dima Shtrix on Vimeo.

— У меня к вам один из последних вопросов относительно Оливера Стоуна, который создал фильм о Януковиче. Он говорит, что во время революции на Майдане была третья сила — Запад. Что на это скажете?

— Во-первых, я думаю, что когда кто-то находится на свалке истории, то пусть лучше там бы и оставался. Это, кстати, фраза из пьесы, которую мы увидим в субботу. Янукович на свалке истории, то пусть там себе и остается. Второе, к сожалению, Оливер Стоун, он немного перебрал с этими историями мятежей, заговоров. У него такое видение истории  — через заговоры. И крайне левые, и крайне правые силы в этом сходятся.

Видеозапись интервью: 

Разделы

Система Orphus