RSS

Украинские новости

Гаагский трибунал: Чем Украине поможет Международный уголовный суд

  •      4


гаагский трибунал

Фото из открытых источников

Что такое «Гаагский трибунал»?

«Гаагский трибунал» стал собирательным названием судебных органов, предназначенных для расследования и наказания высших должностных лиц за совершение военных преступлений и преступлений против человечности. Первыми в истории мирового сообщества были Нюрнбергский и Токийский военные трибуналы. Созданные после Второй мировой войны, ними были осуждены представители высшего руководства гитлеровской Германии и Японии за преступления против мира. Почти через полстолетия Совбезом ООН были учреждены еще два Международных трибунала — по бывшей Югославии и Руанде – в отношении преступлений против человечности и геноцида, совершенных на территориях этих стран. В 2002 г. для подобных судебных расследований на постоянной основе начал действовать Международный уголовный суд, расположенный в Гааге (Нидерланды). За время своего существования суд рассмотрел ряд дел, связанных с нарушениями норм международного права политическими лидерами Конго, Уганды, Ливии и других, преимущественно африканских, государств. Именно с ним часто ассоциируется понятие «Гаагского трибунала». Суд обладает юрисдикцией в отношении преступлений геноцида, против человечности, военных преступлений и преступлений агрессии.

Первый обвинительный приговор Международного уголовного суда был вынесен в 2012 г. лидеру «Союза конголезских патриотов» Томасу Лубанге Дьило, который во время итурийского конфликта (1999–2007 гг., провинция Итури, Демократическая республика Конго) привлекал на военную службу детей в возрасте до 15 лет и использовал их в военных целях. Этот судебный процесс длился шесть лет. Томас Лубанга Дьило был приговорен к 14 годам лишения свободы и отбывает наказание.

В 2011 г. по решению Международного уголовного суда были выданы ордеры на арест лидера Ливии Муаммара Каддафи, его сына Сеифа аль-Ислама Каддафи и главы разведывательной службы Абдуллы ас-Санусси. Суд обвинил их в причастности к расстрелу гражданских лиц, преследованию диссидентов и совершению других преступлений против человечности. В связи со смертью Каддафи в том же 2011 г., ордер на арест был отозван, а судебный процесс остановлен. Расследование же дел в отношение двух других подозреваемых продолжается.

В 2005 г. Международным уголовным судом было начато расследование в отношении лидера Господней армии сопротивления Уганды Джозефа Кони. Считавший себя воплощением Святого Духа, он пытался создать теократическое государство в Уганде (1996-2008 гг.). В результате поднятого в стране восстания погибли тысячи человек, около 20 тыс. детей были похищены и использованы в том числе для военных действий. Ордер на арест был выдан в 2005 г., Джозеф Кони был обвинен по 12 видам преступлений против человечества. До сих пор скрывается от правосудия.

Украинский прецедент

Украина инициировала два обращения в Международный уголовный суд. Первое – по вопросу проведения независимого расследования преступлений в отношении Евромайдана. Официально обращение в этот суд правительство подало в апреле 2014 г. Второе обращение касается привлечения к ответственности высшего руководства России, лидеров «ДНР» и «ЛНР» за военную агрессию в стране. Соответствующее заявление было принято парламентом 4 февраля 2015 г.

Для того чтобы задействовать все доступные механизмы правовой защиты, предоставляемые Международным уголовным судом, украинская сторона должна ратифицировать Римский устав – договор, на основе которого действует этот суд. Став государством-участником этого договора, Украина не только приближается к европейским и международным стандартам правосудия, но и получает возможность иметь своих представителей в этом суде. Об этом говорили и продолжают говорить многие: европейские политики, международные эксперты, общественность. Без этого шансы на победу в инициируемых Украиной делах остаются незначительными.

Однако в украинском политикуме еще не накопилось достаточно политической воли для принятия этого решения. Еще в 2000 г. Украина присоединилась к Римскому уставу, но не ратифицировала его, ссылаясь в 2001 г. на то, что в случае признания устава необходимо внести изменения в Конституцию страны. Тогда это стало достаточной формальной причиной для оттягивания решения этого вопроса.

Подписав в 2014 г. Договор об Ассоциации с ЕС, Украина обязалась признать юрисдикцию Международного уголовного суда, но пока этого не произошло.

За два дня до принятия в парламенте обращения в Международный уголовный суд против России в CНБОУ предостерегли, что не стоит спешить с ратификацией Римского устава, поскольку если в Украине устав будет признан, а в России – нет, возникнет угроза, что российская сторона обвинит Украину в совершении военных преступлений и будет требовать привлечения к ответственности украинских военнослужащих. Об этом заявил заместитель руководителя Информационно-аналитического центра СНБО Владимир Полевой. Аргументируя свою позицию, в СНБО сослались также на информацию о том, что Россия уже создала «Белую книгу» о событиях на Донбассе (в которой якобы описаны нарушения прав человека и принципа верховенства права в Украине) и готовит иски против украинских военных.

Хотя на самом деле подать иски против Украины в Международный уголовный суд Россия смогла бы только если бы сама признала у себя его юрисдикцию. Но пойдя на этот шаг, российская сторона дала бы возможность другим государствам через суд привлекать к ответственности российских военнослужащих, обвиненных в совершении военных преступлений (независимо от времени протекания конфликта). Поэтому вероятность ратификации Россией Римского устава Международного уголовного суда остается маловероятной.

Украинская же власть пошла путем ad hoc: с помощью специальных заявлений признала юрисдикцию Международного уголовного суда на определенный период времени (в случае с Евромайданом – 21 ноября 2013 г.–22 февраля 2014 гг., в случае с российской военной агрессией – это дата с 20 февраля 2014 г. – до «сегодня»).

В отношении преступлений против Евромайдана Международный уголовный суд еще в конце апреля 2014 г. рассмотрел обращение украинского правительства и начал предварительное расследование по соответствующему периоду.

Чего ждать от суда

Что касается перспективы привлечения к ответственности должностных лиц России через Международный уголовный суд, такой уверенности нет. Почему?

Во-первых, в соответствии с уставом суда, государство может передать на рассмотрение только ситуацию, при которой были совершены преступления, с просьбой провести расследование, чтобы определить, следует ли предъявлять обвинение конкретным лицам в принципе (ст. 14 устава). Соответственно, обращение украинского парламента, в котором уже указываются должностные лица РФ и лидеры «ЛНР» и «ДНР» как виновные за военные преступления и преступления против человечности, может быть или оспорено, или отклонено от рассмотрения просто за некорректность формулировки. Украинская власть, обращаясь в международные судебные органы, в этом случае не может заранее определять для суда, кого судить, а кого нет. По сути, само обращение Верховной Рады является политическим, хотя должно было бы находиться в правовой плоскости.

Во-вторых, международные судебные процессы – достаточно долгие по времени и длятся не один год. Политическая и экономическая нестабильность в Украине делает зависимой внешнюю политику государства (а именно правительство на данный момент занимается вопросом привлечения к ответственности России через суды) от внутренней конъюнктуры, которая достаточно быстро меняется. На перспективу это ставит под сомнение последовательность действий украинской власти в отношении обращений в Международный уголовный суд в случае, например, кадровых или других изменений в системе власти.

Во-третьих, существует проблема с доказательной базой, в частности с объективностью информации, свидетельствующей о военных преступлениях военнослужащих России на территории Украины. Непосредственно формат вооруженного конфликта на Донбассе и его формальное определение как антитеррористической операции в рамках норм международного гуманитарного права создает дополнительные сложности для установления виновника военных преступлений, каким бы очевидным это ни казалось на первый взгляд. Ведя гибридную войну в Украине, Россия в правовом поле будет отстаивать «внутреннюю» природу конфликта, в котором есть только две враждующие стороны: лидеры вооруженных формирований «ЛНР» и «ДНР» и Украина. Поэтому украинской стороной должна быть собрана серьезная документальная база, доказывающая прямое участие России в конфликте на Донбассе. Учитывая то, что мониторинговая миссия ОБСЕ регулярно сталкивается с проблемами доступа к оккупированным территориям (что не позволяет собрать исчерпывающую информацию о ситуации), доказательства военных преступлений России, предоставленных украинской стороной, могут рассматриваться как необъективные.

На данный момент доказательства аннексии Крыма и военной агрессии на Донбассе собирают ГПУ, СБУ и Минюст. Вся информация, предназначенная для Международного уголовного суда, по всей видимости, аккумулируется в Генпрокуратуре, которая по завершении процесса сбора данных должна предоставить полную информацию о ситуации международным прокурорам.

Украинской стороной в качестве доказательств рассматриваются не только документальные материалы. В частности, премьер-министр Арсений Яценюк во время одного из заседаний правительства (11 марта 2015 г.) поручил Министерству юстиции направить в Международный уголовный суд появившийся в интернете российский документальный фильм «Крым. Путь на родину». По словам Яценюка, этот фильм дает ответ на вопрос, кто давал указания по захвату украинской территории в Крыму и нарушению международного права и кто за это несет ответственность. Позже министр юстиции Павел Петренко заявил, что экспертиза этого видео была проведена и материалы переданы в Генпрокуратуру. Как будут восприняты результаты этой экспертизы в Международном суде – покажет ход судебного процесса.

Для того чтобы получить позитивное решение Международного уголовного суда, Украина должна представить исчерпывающую доказательную базу о военных преступлениях и преступлениях против человечности страны-агрессора на украинских территориях. На сегодня это является главной задачей украинской власти.

Результат рассмотрения

Какой результат может получить украинская сторона через Международный уголовный суд, если сможет доказать виновность российского руководства в военной агрессии в Украине?

Поскольку Международный уголовный суд имеет четко определенную сферу компетенции (расследование преступлений против человечности, военных преступлений, преступлений агрессии, геноцида), то вопрос возвращения оккупированных и аннексированных территорий Украины он не решает. Следовательно, Крым вернуть не удастся.

Судом могут быть возбуждены расследования против должностных лиц России. В зависимости от хода расследований, для них могут быть выбраны разные меры наказания: от штрафа и конфискации доходов, имущества, активов, полученных прямо или косвенно в результате преступления, до лишения свободы (на определенный срок  или пожизненное заключение). В случае уклонения от правосудия эти особы будут оглашены в розыск.

Очевидно, что обращение в Международный уголовный суд с целью привлечения к ответственности российского руководства за военные преступления в Украине не является ключом к решению проблемы по урегулированию всего конфликта, но при условии соблюдения украинской стороной всех формальных требований и процедур, в соответствии с которыми работает этот суд, оно вполне может стать одним из способов давления на российскую политику.

112.ua

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.