RSS

Новый День

Людей уничтожали в помещении бывшей школы — 40 лет назад Камбоджу захватили красные кхмеры

  •      1

«Люди 17 апреля» — именно так называли жителей Пномпеня и прилегающих районов «красные кхмеры», которые торжественно зашли в город 17 апреля 1975 года — ровно 40 лет назад. «Люди 17 апреля» встречали их улыбками и белыми флагами, «люди 17 апреля» погибали от пуль красных в государственных учреждениях,»люди 17 апреля» отправились на следующий день во «временную эвакуацию». Вообще, «люди 17 апреля» подлежали преимущественно уничтожению, а если не уничтожению — то психологической ломке.

Парижские студенты-кхмеры собирались в уютных кафе и квартирах, обсуждали борьбу против французского порабощения и капиталистического строя. Затем они вернулись домой, в Камбоджу, начали подпольную, а затем и партизанскую деятельность. Затем принц Сианук стал лидером уже независимой Камбоджи, дружил с красным Китаем, строил школы и университеты. Затем коммунисты начали партизанить в лесах на севере и помогать северовьетнамским партизанам попадать на юг, для неожиданных нападений на американские и южновьетнамского войска. Разумеется, США не очень поддерживали мягкотелую позицию социалистического принца Сианука, поэтому во время его отдыха во Франции в стране произошел военный переворот, к власти пришел Лон-Нол, который провозгласил вместо королевства Кхмерскую Республику и начал радикальную войну с партизанами.

Радикальная война заключалась в том, что американские самолеты щедро засыпали север страны бомбами, оставляя там десятки тысяч голодных сирот. Сироты шли в армию красных с искренней ненавистью к американцам и городским жителям, которых потом назовут «людьми 17 апреля». В это же время столица жила своей жизнью, американские военные сорили долларами в ресторанах и борделях, генералы кхмерского войска мутили свои коррупционные дела, кто мог — косил от службы в армии. Так было до 1974 года, когда красные захватили контроль над большинством страны, а столица оказалась без продовольствия и переполнена беженцами.

На начале 1975 года Красная стремительно приближались к городу, вдоль шоссе валялись изуродованные частные авто, владельцы которых напрасно пытались убежать от своей судьбы. Лон-Нол бежал, принц Сианук (который поддержал в этой войне красных) уверял, что коммунистическая армия несет прекращение бессмысленной братоубийственной бойни и коалиционное правительство национального примирения.

В столице происходили студенческие протесты против войны, организованные националистами из Монатио (сокращение от французского «национальное движение»), наконец, армия подняла белые флаги и «красные кхмеры» вошли в столицу. Их радостно встречали жители и солдаты, все надеялись на возвращение принца и восстановление мирной жизни. Первыми расстреляли солдат, которые капитулировали. Министрам и чиновникам предыдущей власти вскрыли животы и бросили умирать на стадионе. Национальный банк взорвали, всех, кто бросился собирать деньги — расстреляли.

Потом объявили «эвакуацию» всей столицы (это 3 миллиона), якобы из-за того, что американцы хотят сбросить на Пномпень ядерную бомбу. «Эвакуированы» были школы и больницы, детям даже не разрешили пойти домой, чтобы идти вместе с родителями. За каждое непослушание — расстрел. Люди стояли на улицах под палящим солнцем без воды, многие теряли сознание и умирали. В конце концов, всех распределили по деревням и там начали жестоко уничтожать всех, кто имел высшее образование (с 10 000 студентов живыми осталось 400 человек), кто имел родственников за границей, носил очки, просто не так посмотрел.

В стране был создан ряд тюрем-застенков, например «Туол сленг» (она же S-21), где из многих тысяч выжили лишь несколько человек, да и то случайно. Находилась S-21 в помещении школы, где лидер красных — Пол Пот — после возвращения из Парижа работал учителем. Интересно, что каждого заключенного фотографировали дважды: когда он поступал в заведение — и уже замученного. Тысячи четких фото сохранились: среди них есть не только множество женщин и детей, но и иностранцы, в частности американские и австралийские яхтсмены, которые опрометчиво подплыли к берегам Камбоджи.

В трудовых лагерях «людей 17 апреля» заставляли выполнять бессмысленную работу, а потом предлагали желающим высказать предложения по увеличению эффективности работы. Как не трудно догадаться, желающих убивали. Было убито всех (которых смогли) монахов, представителей меньшинств, мусульман, католиков. Затем красные начали нападать на коммунистический Вьетнам и убивать жителей приграничных сел и городков — несмотря на коммунизм, они считали, что это «кхмерская земля». Наконец у вьетнамцев не хватило терпения и они захватили большую часть Камбоджи, освободив таким образом тех, кого «красные кхмеры» не успели добить.

ООН признала это оккупацией, а место Камбоджи в этой уважаемой организации еще 10 лет занимали вполне легитимные «красные кхмеры». Красный Крест даже не давал стране, в которой свирепствовал голод и эпидемии, никакой помощи — ведь она под оккупацией. В это время миллионы камбоджийцев приходили в Пномпень, который более трех лет пустовал, захватывали пустующие квартиры и дома, налаживали свой быт. Бывшая Камбоджа переставала существовать, зато рождалась новое общество, в котором почти не было учителей, врачей, вообще образованных людей, были только воспоминания о рабском труде и сломанная психика.

Кто в этом виноват? Все. Принц Сианук, который заигрался в социализм, Лон Нол и его генералы, которые делали гешефты на войне, пока она не сожрала страну, американцы, которые использовали Камбоджу как пешку в геополитической игре, мировое сообщество, которое просто забыло о существовании этой страны во время геноцида, ну и «красные кхмеры», конечно. За три года и восемь месяцев было уничтожено от двух до трех миллионов населения с семи, а потом еще сотни тысяч умерли от голода и болезней. Напомню, это уже после того, как распались «Битлз», а в СССР сняли «Джентельменов удачи» (зато как раз снимали и выпускали на экраны «Иронию судьбы»).

Когда в первые дни после «эвакуации» еще живы к тому времени «люди 17 апреля» вслушивались в исподтишка в скрытый радиоприемник в надежде на то, что кто-то в мире им поможет — они еще не знали, что не поможет никто. Что они просто станут безымянными жертвами эксперимента фанатика Пол-Пота, бывшего парижского студента, псевдоним которого является сокращением от французского «политика возможного». Он стремился построить счастливое общество, а счастье — это когда ты бесправный раб, а надзиратель дает тебе миску рисовой каши. И все это происходило практически в наше время, в развитом обществе, «на которое бы никто не подумал».

Разделы

Система Orphus