RSS

Украинские новости

"Иностранцы платят за калорийность, мы — за кубометры"

  •      5

— Нужно максимально использовать собственные ресурсы, чтобы импортировать меньше газа, — говорит Константин Галушко из Укргаздобычи. Вместе едем в село Летня Дрогобычского района Львовской области на газовое месторождение. Там установили дожимную компрессорную станцию. Это позволит увеличить добычу газа на 20%. До конца года таких станций будет четыре — по две на Львовщине и в Харьковской области.

— Станция поможет увеличить добычу до 10 миллионов кубометров на год. В недрах есть активные и пассивные запасы. Активные — ближе к поверхности — пробурили и добыли. Пассивные нужно вытягивать. Для этого и строят дожимные станции, — объясняет дорогой. — Активные запасы быстро исчерпываются. Пассивных по Украине около 60 миллиардов кубометров. Для строительства таких станций и бурения месторождений нужно около семи-восьми миллиардов на год. Раньше газ был дешевле — нам средств недоставало. Теперь продаем Нефтегазу по полторы тысячи гривен за кубометр. Но государство подняло ренту до 70 процентов — мы опять потеряли финансовую возможность что-то обновлять.

У ворот Летнянского месторождения встречает мастер по добыче газа 30-летний Юрий Луковецкий.

— Если кто-то курит, прошу это сделать за пределами нашей территории. У нас тут такая пепельница стоит, — справа показывает полуметровую трубу в форме папиросы с фильтром.

Идем в кабинет главного инженера.

— Перед экскурсией проведу инструктаж, как вести себя на объекте. Нельзя открывать краны. Смотрите под ноги, потому что завершается строительство, — из большого прозрачного мешка раздают белые каски. Расписываемся в журнале.

— Наша служба безопасности отвечает, чтобы чужих на территории не было. Но сюда особо и не лезут. Это же не «Свиточ» — шоколадку не вынесешь, — поднимаемся вверх. Непрерывно шумят двигатели системы. — У нас правила строгие. Если случится небольшая поломка, приостанавливается вся добыча. А время — это деньги. Для нарушителей установили дисциплинарные наказания — снимаем премии, радикальные — увольнение с работы. Каждый работник имеет книжечку с талонами. За нарушение изымаем талон. Если на протяжении года два изъято, лишаем премии на год. Правда, пока обходилось без увольнений, — говорит Луковецкий.

Рядом — две компрессорных станции. Большая построена в 1994 году. Новую должны запустить в конце мая. Старая — серая, трубы новой окрашены в желтый и синий цвета.

— Здесь работают 20 людей, постоянно на смене двое дежурных операторов и машинист станции, — поднимаемся к газораспределительной гребенке. — Газ из скважин заходит в компрессор через гребенку. Направляется двумя потоками в сепаратор высокого и низкого давления. Высоконапорный идет в трубопровод, низконапорный — на дожимную станцию, а затем — в сепаратор высокого давления. Старая станция и морально, и технически устарела. Построена на основе корабельных двигателей. Работают две машины, больше таких в Украине нет. Деталь к ним приходится долго искать или изготовлять самим. Новая — на двигателях американской модели «Ариэль» и «Аякс». Машины работают на газе.

Рядом — новая системы осушки. Ее тоже запустят в конце месяца.

— До сих пор осушка газа делалась жидким влагопоглотителем. Теперь перешли на цеолит — твердый влагопоглотитель, — держит кулечек с горошинками, похожими на круглый рис. — Две бочки наполнены таким порошком, он вбирает влагу. Установка увеличивает калорийность газа, тот становится качественнее — чайник на плите быстрее закипит. За рубежом на заправках газ продают на вес, у нас — на литры. Иностранцы платят за калорийность, мы — за кубометры. Теперь будем знать, за что платим, — в квартирах станет теплее.

Из цеха на обед идет машинист экологических компрессоров 55-летний Степан Радовицкий.

— На работу приходим в восемь часов, переодеваемся, записываемся, делаем обход. Работаем до семи. Ночная смена — с семи до восьми утра. Работа тяжелая, мужская. У нас из женщин только уборщица и химлаборантка, — идет к выходу. — Обедать домой езжу, недалеко живу. На газовом месторождении работаю, но три года назад дома поставил котел на твердом топливе. У нас рядом лес, нужно привезти дров. Должны экономить, куда деваться?

На Летнянское месторождение приезжают руководитель Укргаздобычи 45-летний Сергей Костюк и директор Львовгаздобычи 61-летний Александр Сендега. Осматривают станцию, изучают чертеж.

— Блок высотой 11 метров. Боялись, чтобы ветром не сдуло. Но здесь дали крепкий фундамент, — отчитываются работники. Костюк утвердительно кивает головой.

— Эта станция — один из этапов экономии газа для Украины. Она позволит продлить жизнь старому месторождению, — говорит Сергей Костюк. — В течение четырех-пяти лет хотим поставить еще восемь-девять модернизированных дожимных компрессорных станций. Без такого оборудования эти месторождения перестанут давать газ. Государственного финансирования нет, нам помогают иностранные инвесторы. Оборудование поставляем из Америки, Аргентины, Европы. Не можем обойтись без импортного газа. В прошлом году в Украине использовали 40 миллиардов кубов, наша компания добыла 15 миллиардов (это 75% добычи в Украине. — «ГПУ»). Дефицит — 20–25 миллиардов. Разработаем месторождения. Надеемся, что сможем добывать 17 миллиардов кубометров.

В октябре на Харьковщине откроют Хрестищенскую и Червонодонецкую дожимные компрессорные станции. Это увеличит добычу на 300–400 млн «кубов» на год.

Укргаздобыча эксплуатирует 139 месторождений.

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.