RSS

Украинские новости

Чем больше регуляции в информационной сфере, тем хуже

  •      0

Влащенко: Сегодня у нас в гостях представитель новой волны в парламенте, народный депутат Александр Черненко. Здравствуйте. Вы входите в группу «Еврооптимисты». Что это за группа?

Черненко: В этом парламенте много новых лиц. Костяк нашей группы – это люди из общественного сектора, которые пересекались между собой. Мы и внешне отличаемся от зубров украинской политики, и эту неформальную тусовку мы решили формализовать. Туда входят люди из четырех фракций – кроме «Оппозиционного блока» и Радикальной партии. Там есть списочники и мажоритарщики.

— Какие задачи стоят перед вашей группой? На основе чего вы собрались?

— Это коалиционное соглашение, регламент, который часто нарушается. Это значит, что мы будем объединять усилия, чтобы добиться выполнения этих вещей.

— То есть вы считаете, что в составе ваших фракций выполнение этих задач не достаточно эффективно?

— Мы это уже видим, когда в угоду определенным политическим целесообразностям не выполняется коалиционное соглашение, не соблюдается регламент. Мы хотим, чтобы это не просто выполнялось, но и давать определенные рекомендации по улучшению этих процедур. Для нас есть фракция, фракционная дисциплина, но мы обсуждаем эти вопросы, убеждаем на своих фракциях, если видим, что фракция идет не туда, стараемся донести свое мнение. Когда мы голосуем, мы принимаем (каждый из нас) решение для себя: выдержать или нет фракционную дисциплину. Есть принципиальные вопросы, когда приходится либо убеждать кого-то из фракции, либо согласиться (что тоже со мной бывало). На 90% мои голосования совпадают с голосованиями фракции. Очевидно, что когда мы шли в парламент по спискам партий, мы шли под теми лозунгами и под те программы, которые партия должна выполнять. Сегодня партнеры по коалиции начинают иногда шантажировать друг друга. Мы считаем, что это не те методы, которыми должен работать парламент. В нашей группе нет какого-либо обязательного решения. Это, скорее, координация, площадка. А название родилось после поездки в Страсбург, в ПАСЕ, потому что мы стоим на европейских ценностях, и мы оптимисты. Я – беспартийный, и хотя прошел по списку БПП, никто меня в партию не загонял.

— Есть что-то в законах, проголосованных в последнее время, что вас лично беспокоит?

— Конечно, есть. По информационным вопросам. Я – либерал, и считаю, что в сфере СМИ чем больше будет регуляции, то это неправильно.

— На основании чего происходят реформы, если нет новых законов?

— Ждать, когда будут приняты законы, и ничего не делать – неправильно. Законы готовятся. Давайте считать: парламент заработал через месяц после выборов, и только после Нового года мы начали принимать реформаторские законы. Эка Згуладзе говорит, что та реформа, которую она проводит, не противоречит закону. Когда закон будет принят, мы к этому будем готовы.

— Набирают в полицию 27 тыс. новых людей. Но люди, которые служили и среди которых тоже есть приличные, они же должны понимать, что будет с ними, и как их будут увольнять.

— Те, кто служит, служил, должны подавать так же, на общих основаниях.

— А кто не пройдет?

— Я думаю, что многим найдется место в новой системе. А многие не попадут. Но это реформы. Так же, как и под закон о люстрации попали специалисты, люди, которые могли бы еще пригодиться государству. Определенные нормы там надо смягчать. Но есть определенный момент, когда надо делать радикальные шаги.

— В парламенте наблюдаются систематические нарушения регламента. Есть и случаи кнопкодавства. Почему так много перерывов в заседаниях? И новые лица не протестуют против этого. Формально так всегда делали – уходили в это время в отпуск. Но у нас же особая ситуация в стране.

— Я все это время был в Киеве. И, действительно, комитет, в котором я работаю, не заседал. Каждый для себя делает выбор: отпуск или работа. Я по крайней мере все это время работал над законами. Я не оправдываю эту Верховную Раду. Да, мы многое не изменили, не успели, но давайте и о позитивах говорить.

— Есть мнение, что ВР в этом составе – нежизнеспособна. Она не добудет до конца срока, потому что не хочет кардинальных и существенных изменений. Вы согласны с такой позицией?

— Частично. Эта ВР не делает кардинальных изменений, так как она изменилась, но не кардинально. Там много старых людей и старых схем, которые работают, и побороть их очень трудно. Но есть очень много шагов, которые уже что-то меняют. Кнопкодавство – это уже единичные случаи. Но эта Верховная Рада однозначно лучше, чем предыдущие. Не так, как нам хотелось бы, но все равно лучше. К нам завышенные ожидания, поскольку в Украине нет времени на раскачку, нет времени на разговоры.

— Когда заплачено кровью за свободу, всегда хочется, чтоб было быстрее.

— Сейчас мы уже взяли нормальный темп.

— Как вы считаете, правильно ли, когда суть закона определяют активисты, а не профессиональные юристы? Может быть, поэтому у нас так много замечаний от Венецианской комиссии?

Над люстрационным законом работали профессиональные юристы. А Венецианская комиссия – это ученые, правоведы, они берут за основу европейское право, которое веками «устаканивалось». Мы сегодня должны принимать определенные законы, чтобы сломать эту систему, а потом начинать что-то строить. Там есть определенные нарушения прав определенных людей, и их от того, конечно, немножко коробит, потому что это идет вразрез с определенными вещами. Но Венецианская комиссия понимает, что каждая страна имеет свой политический строй и сегодняшнюю политическую ситуацию, и поэтому от этих канонов можно отходить. И они с этим соглашаются. Вот почему первоначально проект заключения Венецианской комиссии по закону о люстрации был разгромным. Тем более что там Кивалов причастен к этому делу. Потом когда Соболев, Петренко поехали, поговорили, оценки были смягчены, хотя остались во многом негативными. Надо находить баланс, и я за то, чтобы мы полностью выдержали процедуру. Нам надо найти баланс между качественной профессиональной работой и очень быстрыми темпами выполнения.

— Вас связывают с группой Левочкина. Насколько это соответствует действительности?

— Я лично не знаком с Левочкиным. Предложение попасть в список поступило мне лично от Порошенко.

— Вам нравится в политике?

— Не очень. У меня не было иллюзий и розовых очков, я все-таки знал эту кухню, но думал, что там будет лучше. Я не думаю, что это навсегда.

— У вас есть вопрос ко мне?

— Верите ли вы в реформы и изменения в Украине?

— Если б я потеряла веру, я бы собрала чемодан и уехала.

С нами сегодня был народный депутат Украины Александр Черненко – новое лицо украинский политики. И я очень верю, что этим новым лицам удастся что-то сделать, и у них получится то, что они задекларировали и заявили.

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.