RSS

Украинские новости

Как Россия будет обхаживать МАГАТЭ ради признания за ней ядерных объектов в Крыму

  •      2

Севастопольский университет, созданный в городе после аннексии Крыма Россией, приступил к оформлению лицензии в Росатоме на использование исследовательского реактора ИР-100. Ранее он входил в научно-исследовательскую базу украинского Севастопольского национального университета ядерной энергии и промышленности, который после образования СевГУ Россией превращен в его факультет. Таким образом, СевГУ может за счет Украины стать третьим вузом России, после МИФИ и Белгородского университета, располагающим собственной ядерной установкой.

Как известно, принадлежность Крыма России, а следовательно и упомянутой ядерной установки, оспаривается как Украиной, так и МАГАТЭ. Интрига ситуации состоит в том, что Россия надеется к сентябрю 2015 года найти способы заставить МАГАТЭ признать ее собственность на аннексированные ядерные объекты. Получится ли этот фокус?

«Реактор в настоящее время законсервирован. Никакие работы там не проводятся. Мы активно включились в процесс оформления лицензии. Думаю, получить ее для советского реактора реально», – заявил проректор вуза по научной работе и инновациям Андрей Фалалеев.

До получения лицензии студенты, которых готовят как специалистов для АЭС, будут проходить практику на симуляторах и специальных моделях, которыми располагает вуз.

Одно дело собственность, другое – ответственность

«Неправомерные действия со стороны России не имеют никаких правовых последствий для статуса Автономной Республики Крым как неотъемлемой части территории Украины, что было подтверждено резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН «Территориальная целостность Украины» 68/262 от 27 марта 2014 года», – отметили в МИД Украины. – Все ядерные объекты, установки и материалы, которые находятся на территории АРК и г. Севастополь являются собственностью Украины. Их правовой статус, порядок эксплуатации, использования и обслуживания определены законодательством Украины, положениями Соглашения между Украиной и МАГАТЭ о применении гарантий в связи с Договором о нераспространении ядерного оружия от 21 сентября 1995 года и Дополнительным протоколом к ней от 15 августа 2000 года».

Вообще странно было бы со стороны России, захватив Крым, отказаться хотя бы от какой-то песчинки в нем и не попытаться пустить ее в дело. Зачем тогда захватывали? Так карманный вор, вытащив кошелек у пассажира, пытается приспособить под свои нужды все его содержимое. С другой стороны, Украина и международные организации, в том числе и МАТАТЭ, не признавая аннексию Крыма, не могут признать за Россией и право собственности на ядерную установку и материалы в Крыму. Из-за этого 8 июня Россия, со своей стороны, заявила на Совете управляющих МАГАТЭ, что не согласна с положением ежегодного доклада секретариата организации в той части, где говорится, что ядерные объекты Крыма, находящиеся под гарантиями МАГАТЭ, относятся к Украине. Российский МИД также заявил, что Россия взяла на себя ответственность за ядерные объекты, находящиеся в Крыму, и намерена использовать их исключительно в мирных целях.

Вполне естественно, что МАГАТЭ в ежегодном отчете ядерный реактор в поселке Голландия обозначила на территории Украины, что вызвало протест российской стороны. 8 июня на Совете управляющих МАГАТЭ Россия не согласилась с этим. Постпред России при международных организациях в Вене Владимир Воронков, заявил, что «с российской стороны было четко заявлено, что после воссоединения Крыма с Россией такие заявления противоречат как здравому смыслу, так и международному праву».

Вот уж про международное право российским дипломатам лучше бы молчать, так как аннексия и ее последствия не вписываются ни в одно право. Реактор остановили и законсервировали в 2014 году, после аннексии Крыма Россией. Причина проста: шутить с ядерной энергией ни у кого охоты нет, а в институте есть только украинская лицензия на использование реактора, которая не действует на территории России. Лицензия, кстати, приостановлена решением лицензионной комиссии Государственной инспекции ядерного регулирования Украины (ГИЯРУ) еще в июне 2014 года. Так что у российского СевГУ нет никакой лицензии. Это было сделано в связи с тем, что университетом было нарушено законодательство Украины, требования и правила лицензионной деятельности, а также предписаний регулятора, который не получил ответ на свой запрос о соответствии состояния физической защиты реактора и ядерного материала требованиям норм и правил Украины по физической защите и мероприятий по охране объекта.

В связи с этим ГИЯРУ опровергла сообщение Министерства иностранных дел России о законности включения ядерной установки в перечень российских объектов, к которым возможно применение гарантий МАГАТЭ.

Цель заявлений России ясна: отчет находится в стадии обсуждения и будет в сентябре обсуждаться на Генеральной конференции МАГАТЭ, поскольку он является коллективным мнением государств-членов организации. Поэтому Россия надеется к сентябрю найти способы переломить мнение на свою сторону.

Тем не менее, уж сегодня практически вырисовалась ситуация, которая может сохраняться длительное время: МАГАТЭ может и должно признать ответственность России за состояние ядерных объектов в Крыму, но ни международное право, ни документы самого МАГАТЭ не позволят ни Совету управляющих, куда входят 35 из 162 государств-членов организации, ни даже Генеральной конференции, признать за Россией право собственности на эти объекты.

А ответственность и собственность, согласитесь, разные вещи. В данной ситуации они устраивают Украину, но временно. Киев по доброй воле не намерен лишаться права собственности ни на Крым, ни на любые его части.

Сергей Божко сказал: «Поправки очень просты, они касаются того, что страна-оккупант несет всю ответственность за то, что происходит на объекте. Но при этом, мы, то есть страна-держатель этой ядерной установки, отвечаем за вопросы физической защиты и нераспространения ядерного оружия». Глава ГИЯРУ добавил, что Россия пыталась формализовать принадлежность ядерных установок Крыма за собой, но никто из стран-членов МАГАТЭ не подтвердил принадлежность этих объектов за Россией. Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано в личных встречах с украинской делегацией подтвердил выполнение страной в полном объеме своих обязательств по нераспространению ядерного оружия, несмотря на отсутствие доступа инспекторов ГИЯРУ к ядерным объектам в Крыму».

Какие пути будет искать Россия?

Я полагаю, ни один человек в мире, кроме некоторых людей в России, естественно, не верит, что к сентябрю 2015 года ООН может изменить или отменить резолюцию Генеральной Ассамблеи от 27 марта 2014 года «Территориальная целостность Украины». Соответственно, ни одна международная организация легитимным путем, не нарушая международное право, не сможет признать за Россией право собственности на Крым, а значит и МАГАТЭ не может признать ее право собственности на ядерные объекты в Крыму.

Тем не менее, дипломаты России не успокаиваются и продолжают выдавать желаемое за действительное. Так, посол Григорий Берденников говорил: «Насколько нам известно, у МАГАТЭ нет претензий к Российской Федерации по выполнению нами положений нашего Соглашения о гарантиях и Дополнительного протокола к нему. Это подтверждено в обсуждаемом Докладе об осуществлении гарантий за 2014 год. Судя по всему, нет их у МАГАТЭ и к Украине, поскольку Агентство сочло возможным сохранить свое расширенное заключение в отношении этой страны. Поэтому вопрос, поднятый рядом делегаций, очевидно, является исчерпанным», – надеется посол. Но если у МАГАТЭ нет претензий к России по поводу ее давнишних объектов, как и нет их к Украине, так это же не значит, что МАГАТЭ признает собственность России на аннексированный реактор.

Россия включила севастопольский реактор в перечень своих установок и сразу же предъявила МАГАТЭ претензии: «Процедура включения установок в упомянутый перечень носит уведомительный характер, она не предусматривает специального обсуждения с секретариатом или с кем-либо еще», – говорит Берденников.

Но, согласно сообщению ГИЛЯРУ, утверждение российской стороны, что для включения объекта в перечень достаточно лишь сообщить о таком решении МАГАТЭ, является неверным. «МИД России ссылается на Соглашение между СССР и МАГАТЭ от 21 февраля 1985 года. Это соглашение, которым руководствуется Россия в своих отношениях с МАГАТЭ, предусматривает расширение или сокращение списка объектов под гарантиями этой организации по взаимному согласию страны-участницы и МАГАТЭ. Однако такого согласия МАГАТЭ не давало, поскольку руководствуется резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН №68/262 от 27 марта 2014 года «Территориальная целостность Украины», а потому не может согласиться на такое изменение в Соглашении», – подчеркивается в сообщении.

«Следовательно, ядерный материал, расположенный на других предприятиях Крыма, не может быть включен в перечень, содержащийся в Дополнительных положениях вышеупомянутого Соглашения между СССР и МАГАТЭ. Этот список до его согласования второй стороной Соглашения является только декларацией, которая не имеет никакой юридической силы», – заявляют в ГИЛЯРУ.

То есть мы забрали и мы включили, а каким образом – это, мол, не дело МАГАТЭ. Достаточно прочитать соглашение, чтобы понять, что это не так. К тому же, МАГАТЭ не может игнорировать свое ранее принятое соглашение с Украиной и ее претензии по поводу того, что Россия присвоила реактор неправовым способом. МАГАТЭ не может принимать решения о собственности объектов, но также не может игнорировать заявления нескольких своих членов о том, что заявление России, «действуя в рамках своей юрисдикции», мягко говоря, не соответствует действительности, поскольку юристы МАГАТЭ, как показывает практика, разбираются в юрисдикциях лучше, чем глава российского МИДа Сергей Лавров. Поэтому призывы МИДа России «не политизировать вопрос о реакторе» явно не по адресу, ведь признание собственности вопрос не политический. Поэтому в МАГАТЭ и заявили, что в данный момент не видят необходимости приезжать в Крым для проверки его ядерных объектов.

Заявление российского посла о том, что «мы последовательно выступаем против оказания политического давления на гендиректора МАГАТЭ и возглавляемый им секретариат», исходя из практики России говорить одно, а делать другое, свидетельствует именно о том, что Россия вплоть до сентября будет и применять давление на директора и секретариат МАГАТЭ, и политизировать вопрос о собственности реактора в докладе.

Второй метод – шантаж. Российские СМИ заявляют, что протест украинского МИДа о том, что все ядерные объекты в Крыму принадлежат Украине, мол, не соответствуют действительности, поскольку «никакой особой заинтересованности Украины в этом объекте по сути нет – там сейчас не до того». Ну, до того или не до того, решать Киеву. Но дело в том, что в Москве понимают: на мировой карте вопрос о реакторе не может стоять один, он зависит от непризнания мировой общественностью вообще законности присоединения Крыма, а потому придется возвращать не один реактор, а весь Крым. С другой стороны, кто в мире поверит в то, что Россия будет соблюдать свое заверение о том, что ядерные объекты будут использоваться только в мирных целях?

Третий метод – подкуп. Поскольку в Европе уже обнародованы данные о том, сколько и кому Россия платит за лоббизм ее политики в мире, то нельзя и предположить, что Россия не воспользуется этим методом и в отношении МАГАТЭ.

И, конечно же, Россия будет демонстрировать успешность освоения и использования реактора. Так, Андрей Фалалеев говорил, что реактор имеет значение не только как учебный тренажер, но и как элемент инновационной инфраструктуры города. «Реактор может стать точкой роста. Ряд технологических новшеств могут развиваться только в Севастополе. Например, радиационная медицина для лечения онкозаболеваний. Подготовку быстропортящихся изотопов можно наладить достаточно быстро. Кроме того, здесь можно создать центр по испытанию радиационно устойчивых приборов», – мечтает проректор.

Глава МИД Украины Павел Климкин на минувшей неделе в ООН заявил, что реализация агрессивных планов России в оккупированном ею Крыму будет прямо нарушать безъядерный статус Украины. Россия завладела украинскими ядерными объектами в Крыму и в оккупированных районах на Донбассе, что нарушает ее гарантии МАГАТЭ и создает опасность в регионе. К тому же, не исключается опрокидывание российского ядерного оружия в Крым, что только усугубляет ситуацию. «Учитывая стратегическое расположение Крыма в регионе, мы не можем исключить развертывания ядерных сил Российской Федерации на территории АРК. Это является серьезным вызовом существующему режиму нераспространения», – обратился Климкин к участникам Обзорной конференции ООН по Договору о нераспространении ядерного оружия. По его словам, заявления российских чиновников на право размещать ядерное оружие в Крыму должны вызвать больше, чем просто беспокойство. «Реализация этих агрессивных планов будет прямо нарушать безъядерный статус Украины», – отметил министр, подчеркнув, что Крым – это временно оккупированная украинская территория.

Климкин отметил, что Россия продолжает нарушать обязательства как член МАГАТЭ. Так, Россия захватила ядерные установки, оборудование и материалы в Крыму вопреки Уставу Агентства. В такой ситуации Украина глубоко обеспокоена ядерной безопасностью объектов, расположенных в Крыму и на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей Украина, отметил глава МИД Украины.

Источник: Крым.Реалии

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2019
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.