RSS

Новый День

Дмитрий Забейда расстрелял двух мужчин у дома

  •      7

В ночь на 29 июля 72-летний Дмитрий Забейда выстрелил несколько раз в мужчин возле своего дома в Черкассах. Двух ранил. Один из них, 34-летний Александр Дзей умер по пути в больницу. Перед этим двое неизвестных ограбили Дмитрия Ивановича. С ружьем он хотел вернуть барсетку.

— Это на соседней улице Ильина было. Моего мужа ограбили. Наркоманы пьяные подставили ему нож к горлу. Он сильный, но их больше было. Забрали барсетку. Денег там было копейки. Но ключи от гаража, авто, квартиры. И все документы — и пенсионное, и на машину. Просил, чтобы отдали. А они: выкупишь, — рассказывает жена 72-летняя Надежда Забейда. Общаемся на лестничной площадке 5-этажки на ул. Чехова. — Он охотник. Ружье в сейфе стояло. Взял его и пошел. Я не видела, спала. Проснулась около двух ночи. Внук за компьютером сидел. Деда нет. Связи с ним не было. А тогда, минут через 20, милиция приехала.

Дмитрий Иванович находится под стражей. До пенсии работал в милиции, был начальником ГАИ Черкасской области до 1993 года.

Во дворе 9-этажки на ул. Ильина, где произошла стрельба, играются дети. Александр Дзей погиб возле скамьи. На асфальте лежит ветка искусственной сакуры. У подъезда, в котором жил, траурный венок «Сашуни от мамы и сестры».

— Саша очень положительный. Мы вместе работали на строительной фирме. Не пил, не дебоширил, всегда поздоровается, спросит, как дела. Жил с мамой и сестрой. Не женатый. Раньше жил гражданским браком, но детей не имел, — говорит соседка Валентина Демьяненко, 57 лет.

На дверях Дзеев кодовый замок. Из квартиры никто не отвечает.

— Здесь молодежь всегда собиралась. Без суда и следствия Сашу обвинили в воровстве, — говорит на балконе первого этажа Инесса Швецова, 53 года. — Он вырос с моими детьми. Всегда поможет.

Раненый 45-летний Евгений Ткач живет на шестом этаже в соседнем подъезде. Двери окрывает мать Людмила Владимировна, 68 лет. Евгений худой, невысокий. На груди — две забинтованные раны. От него попахивает перегаром.

— Только приехал из милиции. Нужно ехать вытягивать дробины, — говорит женщина.

— Щас только поем. Сутки не ел почти, — говорит Евгений. — Провел свою девушку с другом Богданом домой. У меня осталось три сигареты. Сели покурить. Тут идет Саша Мазератти (Александр Дзей. — «ГПУ»). — Мужчина выходит на кухню. Там его товарищ Богдан Шевченко, 28 лет. В тот вечер были вместе.

— Это около скамьи произошло. С нами еще был Максим с вокзала. Познакомились в тот день. Он очень матерился. Саша его просил помолчать. Тогда мы с Мазиком покойным пошли посцать. Тут дед: «Где моя барсетка?». Говорю: дед, иди ищи, где бухал. Он босой шел. Мы вернулись к скамье. Сидели пили. Опять приходит дед. Мазик повернулся: «Дед, иди домой спать». Тут бабах — и Саня упал. Еще раз бабах — и меня зацепило. Богдан и Макс убежали. Дед начал перезаряжать. Но что-то заклинило. «Скорую» вызвал мужчина, который проходил мимо. Когда приехали врачи, у Саши еще был пульс, но в сознание не приходил. В кармане имел пачку денег. Только приехал из Польши. Угощал полрайона.

Разделы

Система Orphus