RSS

Новый День

Работа НАБ запустится не в полноценном виде, но со временем наберет обороты

  •      0

Влащенко: Сегодня  с нами  народный депутат Александр Грановский.

Здравствуйте. Вы —  тот человек, который принимал активное участие в черниговских выборах. Вы были на стороне Березенко. Что вам давало моральное право и уверенность, что этот человек должен попасть в ВР?

Грановский: Я не имею отношения к Березенко и не хочу сказать, что я всячески содействовал его победе. Я, как и другие мои коллеги, приехал туда с совершенно другой целью. Когда стало ясно, что г-н Корбан принял решение избираться в этом округе, одновременно стало ясно, что все это будет очень непросто. Наша цель была – чтобы выборы состоялись и чтоб они прошли спокойно. Выборы прошли феерично. Штабом оппонента использовались все возможные технологии – от корректных, политически-технологических, до самых нетрадиционных. Мы сумели воспрепятствовать оппоненту, и ни один из радикальных планов г-на Корбана не сработал.

— А ваш кандидат не использовал запрещенные приемы?

— У любого процесса есть некие рамки приличия, рамки дозволенного. Рамки приличия штабом Березенко не переходились. 

— А раздача денег  — это в рамках приличия?

— Деньги раздавались людям за те работы, которые они выполняли. Штаб Березенко нанимал большое количество агитаторов с той целью, чтоб они занимались агитационной работой.  Это корректно и нормально.

— Кто будет платить налоги с денег для агитаторов, которые были разложены в конвертах по 400 грн? Эти деньги платились официально, с фонда, за них заплачены налоги?

— Я не знаю про деньги, разложенные в конверты. Я не знаком с этим. Думаю, что это можно проверить.

— Откуда очень немаленькие деньги вынимал на выборы г-н Березенко? Он чиновник и бизнесом никогда не занимался.

—  Я не изучал декларацию Березенко, но, по моему ощущению, он человек не бедный. Я уверен, что ответы у Березенко на такие вопросы есть.

—  Так ради чего вы поехали на эти выборы? Личность кандидата для вас имела значение?

— Я прекрасно понимал, что там, где появляется Корбан – будет «жарко». Даже если бы баллотировался другой кандидат, не Березенко, я бы там непременно был. Только потому,  что там было бы «жарко». Я прекрасно понимаю мотивы Геннадия Олеговича – «Укроп». Впереди местные выборы – партию надо крутить.

— Судя по тому, что вы работали с Березенко, вы неплохо его узнали за это время. Ходят слухи, что он может быть то ли лидером фракции, то ли заместителем. Как вы считаете, он готов к лидерству?

— Слухи  — это результат анализа какой-то информации. Я думаю, что эти слухи пока не материальны. С точки зрения личностных и профессиональных качеств — Березенко в состоянии занять ту или иную лидерскую позицию во фракции. Но я не думаю, что он станет это делать.

— Пока не видно реформы силовых структур, и коррупции, как таковой, стало не меньше, а больше. Например, г-н Сытник, которого полгода выбирали на должность руководителя  НАБ, уже слетал в Лондон со своей супругой. Как должно общество на это реагировать?

— Я считаю, что пока общество должно реагировать никак. Даже если человек поступил не до конца продуманно и пригласил свою супругу. Человек, который себя профессионально еще никак не проявил – не должен отвечать за такой поступок. Если его супруга летала за собственный счет, я бы поставил на этом точку.  

— Как вы считаете, НАБ заработает в октябре?

— Та законодательная почва, которая будет помогать НАБ работать – она несовершенна. Шероховатостей – масса. Все делают все возможное, чтоб бюро в октябре заработало. Работа запустится, наверно, не в полноценном виде, но со временем наберет обороты.

— 108 депутатов на сегодняшний день считают, что генеральный прокурор должен уйти в отставку. А как вы считаете?

— Я считаю, что  не должен генеральный прокурор сегодня уйти в отставку. В октябре выборы, и поэтому все малые фракции, что понятно и природно, вынуждены себе сегодня делать пиар, делать себе имя на тех резонансных событиях, свидетелями которых мы являемся. Атакуя прокуратуру, они, фактически, атакуют президента. Я не думаю, что этот генеральный прокурор работает хуже других – уверен, что лучше.  Все люди, которые задействованы в скандалах – отстранены от работы. Кстати, экспертиза установила, что цена бриллиантов, которые фигурировали в «бриллиантовом» скандале – 701 доллар. Но я считаю, что люди, которые хранили у себя это, подставили всех: и генерального прокурора, и всю систему, и президента.

— Если бы такое произошло в США – остался бы  там генеральный прокурор на месте?

— Я думаю, что в США такая сумма денег никогда бы не оказалась у кого-то в кабинете. Мы сегодня находимся в такой среде, когда ко всем острым обстоятельствам мы должны относиться публично. В случае, если у людей нашли камни и деньги в кабинете – их нужно увольнять. Второй шаг – уголовное преследование. Профессионально было бы провести расследование – но у нас нет времени на это. 

— Почему за полтора года после Майдана ни одно судебное дело не доведено до конца?

— Это не так. Ряд людей понесли наказание. Но большинство чиновников, уже, к сожалению, не здесь. По ним дела ушли в суд, и по ним будут приняты заочные решения. У Украины нет эффективного инструмента заполучить этих людей обратно.

— Где руководитель «Укрспирта»?

— Я не знаком с этим эпизодом.

— Вы  же в правоохранительном комитете, поэтому вы  должны объяснить, почему все они могут покидать страну, как они хотят?

— У депутатов была встреча с генеральным прокурором,  и мы этот вопрос обсуждали. Я лично вышел с инициативой с тем, чтобы внести изменения в закон о депутатской неприкосновенности. Этот закон сейчас вернулся в парламент, после замечаний Конституционного суда, и парламент будет нарабатывать ряд новых положений, чтоб они отвечали нормам Конституционного суда. Я не знаю, будет ли 300 голосов за этот закон, но я точно знаю, что существует такой текст закона, за который проголосовали бы все. Я думаю, что надо дать прокуратуре право обращаться с ходатайством в суд, чтобы пресечь возможность депутатам покинуть страну еще до рассмотрения этого вопроса в парламенте.

— Как в помощники депутатов попадают люди, бизнесмены, у которых много дел, которые являются директорами крупных фирм? Вот, например,  у вас помощником была Ольга Ткаченко, директор торгового центра.   

— У народного депутата должны быть не просто помощники, а эффективные помощники, и их должно быть несколько. Один из помощников, как правило, хорошо сведущ в парламентской жизни, а другой помощник, как правило, понимает коммерческую логику тех или иных законов.  Поэтому, если депутат занимает активную позицию и смотрит на проекты достаточно широко, то ему нужен человек, который в состоянии отследить логику бизнеса. Очень часто законы, которые шапочно звучат очень красиво – в жизни неприменимы. У помощников, в частности у Ольги Ткаченко, есть время и мозги для подобного анализа.

— Адамовский сказал о вас, что вы не его партнер, а его служащий. Это правда?

— Мы были с ним партнерами, но у каждого был свой фронт работ. Я был председателем совета директоров кипрского предприятия, которое владело украинским. Но когда я стал народным депутатом, я перестал им быть и перестал иметь отношения с Адамовским.  

— Зачем состоявшиеся люди идут в политику?

— Я, будучи в бизнесе, всегда решал очень сложные задачи, в том числе и юридические, которые были связаны не только с Украиной, но и с рядом других стран. Поэтому мне было очень интересно применить свои знания в политике. Я пришел как человек, который хочет предложить свои услуги, который готов отдать свое время и возможности для помощи государству. 

— Ваш вопрос ко мне?

— Насколько вы чувствуете, когда у вас на интервью люди говорят неправду?

— Я стараюсь основываться на информации и поэтому почти всегда знаю – когда человек говорит правду или нет. Когда речь идет о политиках – обманывают больше 60%.

Спасибо за беседу. 

Разделы

Система Orphus