RSS

Украинские новости

Люди недовольны, потому что для оформления субсидий нужно заполнять много документов

  •      0

Влащенко: Сегодня мы будем говорить о социальной политике в Украине, и у нас в гостях народный депутат Украины Людмила Денисова.

Здравствуйте. Почему у нас в стране сначала подняли тарифы, а потом премьер-министр сказал, что надо бы просчитать, какие они должны быть? Вы не находите это странным?

Денисова: Я нахожу это странным. Безусловно, расчеты надо было сделать. Их делали в 2008 году, когда я была министром социальной политики, и видели, что там «сидят» и заграничные командировки, и приобретения дорогостоящих автомобилей. Надо было все это почистить, вывести только то, что стоит та услуга, которая дается населению, а потом, понятно, должна быть какая-то прибыль, за счет которой они могут себе что-то сделать. Но, даже если это будет сделано, должен быть механизм защиты граждан от того, что тарифы поднялись в 7 раз. С декабря 2013 года никто не увеличивал социальные стандарты — минимальная пенсия как была 949 грн, так и осталась, как минимальная зарплата была 1218 — так и есть. Но только это уже не те 1218, которые были даже в 2014 году, если за эти пять месяцев инфляция уже больше 40%. В принципе, правительство готовилось. 28 февраля было принято постановление «О новом порядке упрощенной системы предоставления субсидий». Но, даже находясь в НФ, я никогда не замалчивала то, что нужно было бы увидеть в этом постановлении, то, что не будет работать. Все эти четыре месяца наш комитет, рабочая группа, которая была создана по поручению спикера парламента — мы внесли достаточные конкретные предложения по улучшению этого порядка. Еще до того времени, как он должен был заработать. Люди недовольны, они не могут оформить субсидии, потому что нужно заполнять документы, декларации, к которым они были, в принципе, не готовы. Раньше люди писали заявление на субсидию, брали справки на предприятии, и в управлении соцзащиты заполняли эту декларацию. Теперь говорят, что справки не надо. Но как вы заполните декларацию?

— Как вы можете прокомментировать гневный пост Розенко на закон № 2676, который, вроде бы, упростил доступ к субсидиям?

— Проект закона был внесен Радикальной партией еще в апреле. Правительство никак не высказалось по этому поводу. Высказалась я — что так не бывает, чтобы субсидии инвалидам и пенсионерам назначались в автоматическом режиме. Мы это доработали, провели совещания, на которые не приходил министр социальной политики.

— А он не приходит, потому что ваш комитет и министерство конфликтуют?

— Комитет у нас работает профессионально. У нас там абсолютно разные люди: Каплин, Королевская, Куницин. Но мы всегда используем комитет, как достижение профессиональное. Мы рассматриваем законы не с точки зрения политической целесообразности, а с точки зрения их реализации и социальной защиты населения.

— Почему не вы, а Тимошенко начала бить в набат, когда правительство выкатило совершенно дикие, ничем не обоснованные тарифы?

— У каждого комитета есть своя компетенция. Есть комитет по жилищно-коммунальному хозяйству — они, как раз, занимаются этой реформой. Но, как только повысили тарифы и внесли проект постановления, который был принят правительством, я сразу начала об этом говорить. Но, находясь в коалиции, я должна придерживаться каких-то этических правил. Я не нахожусь в оппозиции к правительству — я хочу им помочь. Что касается субсидий, мы предложили, чтобы одинокие пенсионеры и инвалиды получали субсидии автоматически, потому что субсидия должна назначаться (в соответствие с постановлением Кабмина № 106) путем обмена электронных баз Пенсионного фонда, управления соцзащиты, ЖЭКа и т. д. Зачем этих людей гонять в управление соцзащиты? Законопроект, который приняли народные депутаты — было понимание одной ситуации: что так не может быть, как сегодня, что нужно упростить. Для семей, где в составе нет пенсионеров и инвалидов, остался тот же порядок.

— Есть еще одна сложная проблема — кредиты. Как могут законодатели помочь в решении этой ситуации?

— Все зависит только от одного: сколько будет стоить доллар. Потому что самая большая проблема — это долларовые кредиты. Нужно усиливать такую составляющую государства, как Фонд гарантирования вкладов. Нельзя возмещать людям только 200 тыс. грн, вне зависимости от депозита. Должен быть консенсус между государством и человеком, который сегодня не защищен. Государство должно обязательства брать на себя и делить ответственность с людьми. Точно так, как с долгами по зарплате. Ведь долг по зарплате — человек остается незащищенным в старости — у нас страховая выплата. Поэтому люди остаются на минимальных пенсиях.

— Есть же штрафы для работодателей, которые не платят зарплату?

— Сегодня же нет проверок, потому что есть мораторий до 1 июля. Сегодня задолженность по зарплате, без Донецка и Луганска — 1 млрд 400 млн грн.

— Хотелось бы обсудить проблему адаптации переселенцев и проблему адаптации воинов АТО.

— Недавно наш комитет проводил выездное заседание комитета в Славянске. Мы поехали посмотреть, как происходит адаптация людей, которые прошли войну. Мы были вынуждены признать работу трех министерств неудовлетворительной — соцполитики, регионального развития, и инфраструктуры. Человеку нужна работа — тогда он адаптируется в жизнь быстрее. Еще в апреле прошлого года была создана служба по Донбассу — по восстановлению Донбасса и по вопросам внутренних перемещений. Службы нет, человек не назначен. Люди практически брошены.

— А кто должен этим заниматься?

— Кабмин. Сегодня у нас уже внутренне перемещенных лиц — 1 млн 400. Вчера я встречалась с послом Израиля. Он сказал, что они ходят с проектом реабилитационного центра, но ничего не происходит. Они предлагают привести на какую-то базу свою технику, своих докторов, у них же большой опыт военный.

— Как вы считаете, можно ли признать сегодня работу ваших соратников, работу правительства удовлетворительной?

— Я не могу сказать за всю работу правительства, могу сказать за работу тех министерств, которые отвечают за те блоки, за которые отвечает комитет — за социальную политику, занятость и пенсионное обеспечение. Я считаю, что хвалиться тем, что мы отобрали у людей часть пенсий, рабочие места нельзя.

— Говорят, что в детских домах происходит торговля детьми. Вам что-то известно об этом?

— Коррупция в домах для сирот всегда была. Но, сейчас, безусловно, она усилилась. Потому что есть просто, как говорят, неучтенные дети. И работа Министерства соцполитики должна в эту сторону быть направлена. Когда мы рассматривали вопрос по переселенцам, мы говорили о том, что дети, которые сегодня остались живыми, они требуют оздоровления, как никакие другие дети.

— К кому обращаться с такими сигналами?

— Пусть обращаются ко мне.

— Вы сейчас поддерживаете как-то связь с Крымом?

— Я вывезла своих дочерей, обеих, беременных, 27 февраля с Крыма. Там у меня остались сестра и брат, со своими семьями. Безусловно, я с ними поддерживаю связь. Я знаю, что Симферополь стал пещерным городом, Гагаринский парк стал не парком, а лесом. «Власть», которая пришла в Крым, думала, что она будет проедать российские деньги. А они закончились. Такое впечатление, что Крым просто разрушают, чтобы он был не восстановлен, если придется отдать.

— Каковы ваши прогнозы на судьбу Крыма?

— Я очень хочу и делаю все возможное для того, чтобы туда вернуться. Мы будем за это бороться, где только возможно. Если вся власть объединится, то Крым будет возвращен.

— Если объединить усилия всех людей, которые выехали на материк, то можно очень многого добиться, если действительно этим заниматься.

У вас есть вопрос ко мне?

— Вам комфортно сейчас, в этой стране?

— Когда есть неучтенные дети, когда плохо старикам, когда идет война — комфортно быть не может. Но я верю, что нам хватит ума, интеллекта и любви к тому месту, где мы живем, чтобы все изменить.

— Мы будем жить в успешной, свободной Украине.

— Спасибо большое.

Система Orphus

Украинские новости © 2010-2021
Копирование материалов разрешено при условии прямой гиперссылки на Украинские новости

Материалы с пометкой «имидж» публикуются на правах рекламы и ответственность за их содержание несет рекламодатель.