RSS

Новый День

Почему они свои для Донбасса?

  •      31

Когда-то, еще во времена СССР, я по совету своих знакомых посмотрел французскую киноленту «Двое в городе». В ее финале, если кто помнит, бывший узник (актер Ален Делон) убивает своего надзирателя-полисмена (актер Мишель Буке). Тогда, еще в далекие семидесятые, я первый и последний раз видел, как в моем Луганске кинозрители аплодировали по завершению фильма. Я тоже аплодировал вместе со всеми, растроганный трагической судьбой человека, до конца боролась свое право на свободную жизнь. Но, как показало время, абсолютное большинство моих земляков в том луганском кинотеатре аплодировала совсем не по этой причине …

В то же время несколько моих приятелей, как оказалось, оказались в Луганске вовсе не из собственного желания. Все они (а их было трое) до своего тюремного заключения жили в Ростове-на-Дону, который для них после срока стал закрытым городом.Несмотря на то, что это было их родной город и там жили их родители, их там не прописывали. А вот на Донбассе прописывали только что освобожденных зэков не только из Ростова, но и со всего СССР.

Но «криминальный элемент» со всей советской империи концентрировался в Донецкой и Луганской области не только таким образом. Как известно, именно на Донбассе был тогда (и остается сейчас) высокая концентрация предприятий химической промышленности. А «химия» в СССР была одним из вариантов уголовного осуждения.Зэки, работавшие на вредных производствах, жили там не в лагерях, а в обычных рабочих общежитиях среди гражданского населения городов и поселков. И единственным, что отличало их от жителей тех населенных пунктов, — условная плата за принудительный труд «на химии» и комендантский час с перекличка под контролем милиционеров в их общежитиях.

Но эти меры, конечно, не очень влияли на высокий уровень преступности в тех общежитиях и городах в целом. Так, в Луганске, на квартале с весьма красноречивым названием имени Пролетариата Донбасса, во времена СССР было несколько таких зэковских общежитий. Помню, что почти каждый месяц там совершалось резонансный уголовное преступление или самоубийство.

После «химии» зэки получали право не только на прописку по месту своей принудительной работы, но и право записи в очередь на так называемое бесплатное жилье. В своих родных городах и поселках они не имели ни того, ни другого и, конечно оставались на постоянное жительство в Донбассе.

Таким образом, коммунистическая советская власть целенаправленно и последовательно криминализировало этот край, решая таким образом дефицит рабочих рук на вредных для здоровья человека предприятиях Донбасса (цель у коммунистов, как всегда, оправдывала средства.

Как формировались электоральные предпочтения

Добавьте сюда и без того традиционно высокий уровень преступности в регионе, и станет вполне понятной и ужасная статистика, которая утверждает, что каждый третий взрослый житель Донбасса мужского пола имеет уголовное прошлое. Это, по Ламброзо, вполне достаточно для того, чтобы навязывать всем вокруг стиль жизни «по понятиям».

Насквозь коррумпированная милиция, суды и прокуратура только способствовали становлению идеалов уголовного мира среди широких масс населения Донбасса. И поверьте мне: если сегодня среднестатистический донбассовец имеет «края» (знакомства) среди криминалитета, он никогда не обратится к государственным институтам при решении тех или иных собственных проблем. А знаете, почему? Да потому, что при обращении к «авторитета», в отличие от того же суда, его обидчика не спасут от ответственности (пусть и «по понятиям») никакие деньги, и он получит «свое» не через полгода (как обычно в лучшем случае будет после обращения в суд), а уже через несколько дней.

И когда, скажем, Киевский районный суд города Донецка признает невиновным главаря известного на все СНГ организованной преступной группировки, то он таким образом забивает последний гвоздь в свой собственный гроб — как институт правовой защиты жителей столицы Донбасса. Не понимать этого может только инвалид или судья, который непосредственно взял взятку в том деле был нагнуть братками у власти.

Конечно, при таком правозащиты граждан на Донбассе идеалами для его рядовых жителей является вовсе не милиционер Могилев или прокурор Потебенько, а, скорее, их социальные антиподы с нелегкой судьбой и сильным характером. Такие, как бывший руководитель Донецкой облгосадминистрации Виктор Янукович, бизнесмены Ринат Ахметов и Борис Колесников.

А когда последние объединились в хорошо известную партию и попросили электоральной поддержки у своих земляков, на Донбассе им, конечно, поверили все или почти все. Верят и поныне, ибо лидеры Партии регионов для них — это живое воплощение их собственной карьерной мечты.

Теперь Вы догадались, уважаемый читатель, почему тогда в кинотеатре луганчане аплодировали Делону? Да просто потому, что свой пацан завалил «мусора». В ипостаси последнего в украинском политикуме для моих земляков будет любой из тех, кто пошел против своих (их) пацанов.

Александр Крамаренко www.radiosvoboda.org

Разделы

Система Orphus