RSS

Новый День

"Януковичу привезли шесть фотографий. "Этот играл в "Шахтере"? В "Динамо"? Подходит" — Цыганик об избрании Конькова президентом ФФУ

  •      2
"Януковичу привезли шесть фотографий. "Этот играл в "Шахтере"? В "Динамо"? Подходит" - Цыганик об избрании Конькова президентом ФФУ
Фото: time-football.com

Ведущий программы «ПроФутбол» Игорь Цыганик в интервью изданию tribuna.com рассказал о проблемах топ-клубов, отношении Коломойского к футболу и кое-что интересное из жизни ФФУ.

— В нашем футболе коррупция. На всех уровнях. Есть определенный круг людей, которые считают, что могут вершить судьбы.

— А сама система украинского футбола, которая построена на деньгах олигархов — не проблема?

— С одной стороны, да, все зависит от того, интересно олигарху или нет. Это плохо. Но с другой стороны — построить серьезную структуру в нашей стране иначе невозможно, по крайней мере сейчас.

— Учитывая тяжелую экономическую ситуацию в стране, чемпионат Украины вылечится и опустится на уровень Чехии или Польши или просто уменьшатся масштабы существующей системы?

— Не думаю, что что-то изменится глобально. Все очень запущено, вы даже не представляете, насколько.

— Например?

— Футболисты сбрасываются на «благодарность» арбитрам. Принято же: сегодня сыграли, завтра премии. И как только появляются живые деньги, возникает коррупция: «Если выиграем, тебе завтра часть отдадим. Помоги, а?». Я вообще против премий. Можно прописать какие-то бонусы по решению задач или даже по каждому матчу, но выплачиваться будут не сразу, а в конце сезона.

В изменении правил никто не заинтересован — ни футболисты, ни тренеры. Им эта система выгодна. Проиграла твоя команда — можно рассказать президенту, что «нас убили». Футболисты после игры жалуются, что они проиграли, потому что не дали денег судьи. Не потому, что слабее, а просто денег не дали — понимаете? Только сейчас, когда уже действительно нет денег на взятки и они в таких условиях даже выигрывают, начинают понимать, что может быть иначе. Но это лишь эпизоды.

Я не боюсь, что упадет уровень чемпионата. Это действительно полезно. Но не будет никакого оздоровления, если не появятся равные условия для всех. Если же сделать конкурентоспособную среду, тогда можно и с олигархами работать.

— Что происходит сейчас в «Металлисте»?

— Человек, которому в 25 лет упало на голову огромное богатство, причем не заработанное, а украденное, потерял берега. Для него «Металлист» был даже не игрушкой, а модной штукой. Подозреваю, задача была просто вытеснить Ярославского. Потому что его действительно вытесняли. Насколько мне известно, при оформлении сделки Ярославском поставили определенные условия, по которым он не может вернуться сейчас в футбол. Поэтому я не верю, что он вернется. А хотелось бы.

В клубе сейчас беда. Покупать зимой никого не будут, это сто процентов. Зарплату платят с постоянными задержками, перед некоторыми игроками очень длительные задолженности по бонусам и подъемным. Впечатление такое, что он хочет всех бросить.

— Почему Курченко до сих пор не избавился от клуба?

— Думаю, он ничего не решает. Ему не дают бросить команду. А «семья», которая им управляет, возможно, до сих пор надеется, что все вернется на свои места.

— А «Черноморцу» действительно конец?

— В Одессе тоже беда. Климов — не фанат футбола, это основное. Плюс — он бывший регионал, бизнес тяжелый, очень серьезные проблемы с его банком. Футболистам даже лимитировано количество денег, которые они могут снять в день — кажется, тысячу гривен. Несколько недель назад он встретился с Керницкий и Григорчуком, хочет сохранить тренера. Но перспективы нехорошие. Климов готов платить футболистам лишь 500 долларов, это уровень первой лиги. Думаю, Григорчук зимой пойдет. Трудно каждый год делать новую команду, а он очень амбициозный. Его кандидатура, кстати, серьезно рассматривалась «Днепром» этим летом.

Интересно, что у Климова были предложения продать клуб, это известно. И до выборов, и сейчас. Но он не идет на контакт. Почему — никто не понимает.

— «Пул Ахметова» разваливается?

— Он приобретает другой вид — клубы становятся более самостоятельными. По крайней мере, что касается телевизионного пула, некоторые клубы в начале этого сезона могли перейти на «2+2», вели переговоры.

— Почему «Черноморец» перешел к вам, а «Металлист» — на «Футбол»?

— «Черноморец» просто перекупили, насколько я понимаю. С «Металлистом» была очень сложная ситуация. Там о деньгах речь не шла, это была личная инициатива Курченко.

— «Металлист», «Черноморец», возможны переходы других клубов — это же достаточно показательные изменения в Телепуле.

— На самом деле они имеют очень условное значение. Мы транслировали матчи команд, которые просто популярные в своих регионах. Это бизнес.

— Хотите сказать, что пулы — это не разделение на «клубы Ахметова» и «клубы Коломойского»?

— Сейчас это не имеет такого значения. Пока Геллер удерживал команду за счет бизнеса, который ему дали регионалы, он был вынужден выполнять определенные правила. Сейчас — не знаю, от кого он зависим. Но ему уже нет смысла заигрывать с «Шахтером». Все закончилось, и надо думать, как войти в историю человеком, который развалил клуб-чемпиона СССР 1972 года.

Да и вообще, каковы бы ни были пули, все зависит от тренера — если он обладает харизмой, стержень, фиг он кому сдаст матч. Как он это футболистам скажет? И как они ему смогут доверять после этого?

— В это никто не поверит.

— Не поверит, да. Разговаривал то с одним из серьезных функционеров. Он говорит: «Я не понимаю, почему» Днепр «не чемпион». При этом «Кривбасс» получал двойные премиальные за матчи с «Днепром», клубы постоянно отбирали очки у «Днепра», а футболисты боятся даже подходить к судьям вне поля. Им было сказано — хоть один раз соберете деньги на арбитров или договоритесь о чем-то с соперниками, финансирование команды закончится.

— Что тогда было в очень странном апрельском матче «Днепр» — «Волынь» (5:1)?

— На том матче я был на трибунах. Насколько мне известно, Коломойский был очень зол и разочарован после финального свистка. Спрашивал всех, что это было. Попросил записать ему второй тайм, еще раз пересмотреть.

Думаю, инициатива пошла от «Волыни» — хотели выслужиться и перестарались. Если бы была договоренность между двумя командами, «Днепр» забил бы два и обчелся. Но когда Матеус спокойно кладет четыре — возникают вопросы. Трудно сказать … Еще Кварцяного не было на скамейке. Все это очень фальшиво выглядело.

— А Дедишингейт — это что? Разве не элемент войны пулов?

— Это наболело. Достало так, что уже не сил терпеть.

— «Карпаты» обманули Богатинова, и их еще что-то достало?

— Я не хочу сейчас судить, кто прав. Понимаю, что футболист не может получать 5000 гривен. Но Дедишин уверяет, что формально может. Я знаю о ситуации только от него.

— Вы с ним в хороших отношениях?

— Давно. Вместе учились на журфаке в Львовском универе. И до сих пор дружим.

— Получается, откровенно говорить об этом не получится?

— Почему, нельзя. Роль Коломойского в «Карпатах» — 50 процентов. Управляющая половина принадлежит Дыминскому, контролирующая — Коломойскому. Он не вмешивается в дела, только обеспечивает бюджет. Было ли задание от Дыминского — мне не известно. Но не думаю. Как этим можно бороться за власть?

— Весной казалось, что Попов начал войну против Конькова от имени Ахметова. Кочетов — от Суркиса. Дедишин — от Коломойского. Потом все затихло. И вот опять.

— Если бы Коломойский боролся за президентское кресло ФФУ, уже была бы альтернативная фигура. А ее нет. Ему сейчас не до этого. Я уверен, что политических целей сначала не было. А сейчас все это может превратиться в политику. Уже начались определенные процессы. Скоро о коррупции в ФФУ все узнают гораздо больше.

— Что из обвинений Дедишина в адрес ФФУ — правда?

— Все. Лишь один из семи членов КДК когда играл в футбол — Хлус. В чем сила Палаты по разрешению споров — ее решение невозможно обжаловать в общих судах. Например, ни один суд не принял бы приложение к контракту Богатинова. Он незаконный — с него не уплачены налоги. Клуб и футболиста так шарахнут… Поэтому они никогда туда не пойдут. А КДК принимает это приложение. И на этом идет игра. Регламент не согласован с кодексами, поэтому можно вынести любое решение. Практически все они принимаются за деньги. Условно говоря, вопрос на 100 тысяч — футболисту говорят, бери 50, потому что мы присудим, что ты не прав и тогда вообще ничего не получишь. Игрок соглашается, а футбольные чиновники получают «благодарность». Как говорил один мой знакомый функционер: «Футболист — это большой пирог, и каждый пытается откусить себя кусочек. Пойми, мы футбольные люди, мы так работаем».

— Коньков — чей человек?

— Мне рассказывали, как его выбирали. Привезли Януковичу шесть фотографий. Тот посидел, подумал и говорит: это играл в футбол? В «Шахтере»? И в «Динамо»? Прекрасно, подходит.

— Но тогда казалось, что Коньков — человек Ахметова, чья группа влияния стала инициатором свержения Григория Суркиса.

— Власть хотела контролировать ФФУ, потому что это стратегическая должность. Формально председатель федерации независимый от государства и может создать проблемы, если будет слишком самостоятельным. Поэтому поставили своего человека. А дальше уже Януковичу было не важно, поэтому ниже Конькова пошли люди Ахметова. И на этом фоне начался конфликт. Как только Янукович сбежал из страны, система сломалась. Попов взял под себя все «денежные» комитеты, началась борьба за деньги…

— Понимает ли Коломойский в футболе?

Сто процентов. Его всего интересует: как сыграл Зозуля, насколько сильный «Интер», хороший ли Рамос тренер, например. Он собирает мнения многих и формирует собственную точку зрения. Если кто-то думает, что Коломойский плохо разбирается в футболе, то очень ошибается. Когда есть возможность, он смотрит все матчи тура. У него феноменальная память, огромный багаж знаний.

Вот что его действительно раздражает и может подтолкнуть к каким-либо действиям — это судьи. Сейчас ситуация не такая катастрофическая и он уже спокойнее воспринимает, а раньше никак не мог смириться, что некоторые команды получают привилегии.

Разделы

Система Orphus