RSS

Новый День

Госслужащий должен быть не только патриотом, но и профессионалом

  •      0

Влащенко: Сегодня у нас в гостях народный депутат Украины Виктор Галасюк.

Здравствуйте, Виктор Валерьевич. Вы глава комитета промышленной политики. Есть ли у нас такая политика?

Галасюк: Сейчас мы фактически создаем, строим промышленную политику. Кроме коррупции и правовых проблем, проблема нашей бедности в том, что наша страна потеряла очень большую долю промышленности. Почему сегодня в Украине ВВП на душу населения меньше 8 тыс. долл., а в Беларуси – более 17 тыс. долл. на человека? Потому что там доля промышленности составляет 27%, а в Украине – 13% доля перерабатывающей промышленности. Речь идет о том, что экономика Украины работает сегодня в основном в режиме сырьевого экспорта. Мы выращиваем зерно – продаем его, лес кругляк – экспортируем, металл или металлолом – продаем вместо того, чтобы из этого всего производить товары и их продавать. Кроме того, выезжают талантливые люди, и Украина является крупнейшим в мире экспортером талантливых людей. Более 6 млн украинцев живут за границей, и мы на шестом месте в мире по количеству людей, живущих за рубежом. Более миллиона из них – высокообразованные люди, которые строят экономику других стран. Это признаки сырьевой экономической державы-колонии. И третья статья нашего экспорта – это деньги. Средства, которые выводятся из страны. Мы подсчитали, что за предыдущие годы 8,5 млрд долл. в среднем в год выводится из страны, а 4 – входят. То есть здесь зарабатывают прибыли и выводят их за границу.

Сколько денег было выведено за рубеж, начиная с Майдана, с первого правительства Яценюка?

— Это десятки миллиардов долларов. Потому что если в довоенные времена это было 8,5 млрд в год, то мы можем очень просто это экстраполировать. Капитал бежит. Чтобы это изменить, нужна мощная промышленная политика. Государство должно создать условия для того, чтобы привлекательно было не только остаться украинскому инвестору в государстве, но и прийти зарубежному, построить здесь производство.

Бизнес говорит, что вообще ничего не стало лучше. Новый Налоговый кодекс должен был создать условия для существования среднего бизнеса, который есть основой экономики любой страны. Но новый кодекс только ухудшил ситуацию. Например, при заработке в 34 тыс. долл. семья в Украине отдает в бюджет и соцфонды 16 тыс. долл. А в США при таком же заработке семья выплачивает 600 долл. соцплатежей и получает еще так называемый налоговый возврат – 30 долл. В США, если вы зарабатываете до определенной суммы, вас никто не трогает. У нас же все для всех одинаково. Зачем нам Налоговый кодекс, который не улучшил жизнь отечественного бизнеса?

— Радикальная партия шла на выборы с повышением налогового давления на сырьевых олигархов и уменьшением налогового давления на интеллектуально емкие виды деятельности. Для того чтобы развивалось производство, чтобы развивались те предприятия, на которых работают люди, получают легальную зарплату, платят налоги и т. д, мы добились снижения квазиналогового давления на фонд оплаты труда. Именно Радикальная партия вместе с «Самопомиччю» добилась снижения ЕСВ вместе с подоходным налогом, который составлял более 60%, — до 16%. И это является одной из реальных реформ, которая позволяет вывести зарплату из тени.

Там 16% платят только те, кто «в белую» показывает реальные суммы. А эти суммы в нынешних военных условиях маленькие бизнесмены не в силах показывать. Это значит, что на малый бизнес и на нижний слой среднего бизнеса остается то же самое сильное давление.

— Когда мы смотрим на экономику Украины, то совокупная зарплата составляет где-то около 600 млрд грн. В тени находится, по разным оценкам, от 300 до 600 или даже больше. Мы выведем ее из тени, потому что возможность предоставляется тем, кто платил в конверте 3600 грн и 1200 грн официально. Так вот, сейчас могут платить 3600 и иметь ту же налоговую нагрузку, для того чтобы спать спокойно. Это первый шаг к детенизации зарплат. Второе. Мы повысили нагрузку на сырьевых олигархов, в том числе дополнительные рентные платежи для добычи железорудного сырья. Это миллиарды дополнительных поступлений в бюджет.

— Что делать тем, кто не является сырьевым олигархом?

— Через ассоциации производителей надо бороться за свои права. Мы сейчас в комитете промышленной политики разработали модель промышленной политики, предусматривающей ряд конкретных законопроектов в регуляторном, налоговом и других направлениях. Это создание конкретных условий для того, чтобы в стране было хотя бы сравнительно лучше создавать производственный бизнес, чем в Польше, Турции, Беларуси и других странах.

Колоссальный очаг коррупции – на таможне. Что мешает депутатам разрушить эти таможенные схемы?

— Абсолютно справедливый вопрос. Через легальную границу провозится контрабанда, которая убивает украинское производство. Это вопрос реформирования таможни, руководителя, который будет отвечать, вопрос прозрачности и контроля средств.

— Когда это будет?

— Радикальная партия настаивала на принятии закона 0949 (о публичности использования государственных и коммунальных средств). Это значит, что вводится абсолютно прозрачный режим использования государственных и коммунальных предприятий в конкретных городах. Когда коммунальные предприятия нерационально расходуют средства, разворовывают их, то потом они получают дотации из бюджета. А это наши с вами налоги. Лучший борец с коррупцией и лучший антикоррупционный контролер – это прозрачность. Это общественность. Когда мы поднимаем эти схемы на поверхность – появляется возможность с ними бороться.

Почему вы не требуете, чтобы начали работать контролирующие органы?

— Мы должны назначить профессиональных руководителей. И мы на сессионной неделе это сделаем. Мы примем новый закон о государственной службе, а это один из краеугольных камней. Закон направлен на то, чтобы повысить ответственность государственных служащих, чтобы они имели четкие рамки, границы, чтобы они не имели возможности делать коррупционные схемы и усложнять бизнес вместо того, чтобы улучшать. Человек на государственной службе должен быть не только патриотом. Он должен быть профессиональным, он должен быть опытным. Этот новый закон о государственной службе закладывает такие основы.

Когда у нас будет судебная реформа?

— Когда мы смотрим на опыт других стран, которые выходили из чрезвычайной бедности, то, например, если взять опыт Китая, их бизнесмены говорят следующее: если мы считаем, что наша самая большая проблема это коррупция, и нам надо дождаться ее преодоления, а только потом начинать экономический рост, то мы никогда не начнем экономический рост. Коррупцию надо уменьшать, но это надо делать одновременно с реформами, направленными на экономический рост. Есть Конституционная реформа, судебная реформа. Я не председатель  профильного комитета, поэтому могу рассказать, что именно Радикальная партия, комитет по промышленной политике и предпринимательству сделали за несколько последних месяцев, и что стало законами. Есть два суперпоказательных законопроекта. Один законопроект о запрете необработанного леса кругляка. Это конкретное создание рабочих мест.

— Кто у нас был самым большим экспортером этого леса?

— Лесхозы по всей Украине, местные царьки продают лес кругляк. Государство ничего не получает от этого, а они продавали лес за границу за бесценок.

А кто будет следить за выполнением этого закона?

— Контрольные функции, как и в любой стране, это правоохранительные органы. Мы создали нормы прямого действия, чтобы там не было каких-либо субъективных критериев (толщина кругляка, влага). Мы как законодатели очень четко урегулировали, что лес кругляк вывозить нельзя. Это мощный толчок для развития национальной деревообрабатывающей промышленности, дополнительные сотни миллионов в бюджет. Если взять сферу тарифов, то есть несколько путей. Один путь, как нам говорят, диверсифицировать источники поставок, чтобы покупать газ не в России, а в других странах. Но это тупик, потому что когда Украина потребляет на единицу продукции втрое больше энергоресурсов, чем Европа, то просто покупать в другой стране… Никто нам дарить не будет. Второй путь, нам говорят, давайте увеличим отечественную добычу нефти и газа. Мы говорим, что это будет выгодно этим сырьевым олигархам, которые занимаются добычей. Людям от этого пользы много не будет. Поэтому у нас есть абсолютно четкий третий путь: это масштабная энергомодернизация. Уменьшение энергопотребления, причем не за счет остановки заводов, недообогрева домов, а за счет того, чтобы внедрять энергоэффективное оборудование, технологии, меньше выжигать газа и меньше покупать его в России. За эти месяцы мы сделали уникальное дело. Радикальная партия инициировала эти законопроекты (1313, 1409), к нам присоединились коллеги из всех фракций коалиции, мы приняли наработки Гройсмана, ЕБРР, и на выходе есть закон, который позволяет Украине экономить до одного миллиарда кубических метров газа в год.

Что мы будем делать с дерегуляцией бизнеса?

— В законе о лицензировании отменили половину лицензий. Речь идет о масштабной дерегуляции. В дерегуляции мы движемся очень быстро. Проблема не в этом. Регуляторная сфера – это 10-15% проблем. Бизнесмены не могут брать кредиты под 30%, их не очень ждут на европейских рынках. Мы разработали такую ​​комплексную модель промышленной политики, которая охватывает все эти вопросы: регуляторная, налоговая, таможенная, торговая, кредитная сферы. И в них мы вносим конкретные законопроекты. Уже на первом этапе ЕБРР под эти законопроекты об энергомодернизации дает 1,5 млрд грн. Это на энергомодернизацию детских садов, школ, больниц и тому подобное. Это более половины Фонда регионального развития.

Какая организация вберет в себя полтора миллиарда?

— Не будет ни одной организации, которая в себя это впитает. Это будут энергосервисные компании, которые сегодня работают с ЕБРР: зарубежные, украинские. Это открытый рынок.

Мы будем видеть, какие компании получили эти тендеры?

— Абсолютно. Эти компании будут брать займы у EBRD, чтобы за свои средства сделать экономию в детских садах.

Что происходит в ВПК? Почему стоят крупные предприятия?

— Мы боремся за заказы для этих заводов. В ближайшее время будет принят закон о государственно-частном партнерстве, который позволит запустить много вещей. Мы сняли лицензирование производства и ремонта военной техники для того, чтобы демонополизировать этот рынок. Мы добиваемся, чтобы в бюджете увеличить  финансирование по линии ВПК и делать закупки именно у украинских предприятий. Мы сталкиваемся с безумным сопротивлением. Мы как комитет говорим, что должны быть преференции у украинских производителей, а нам говорят, что это не совсем по-европейски. Мы найдем такую ​​модель, которая будет согласовываться с нашими обязательствами перед ВТО, но мы предоставим дополнительные преференции украинским производствам для того, чтобы они, участвуя в тендерах, не были на равных с этими предприятиями, которые просто завозят импортные товары.

Вы были советником многих министров, в том числе советником главы Госагентства по инвестициям. Это вы были советником Каськива?

— Нет, Сергея Евтушенко.

Это агентство очень часто упрекали в нецелевом использовании средств.

— Сейчас идет ликвидация этого агентства. Но не может государство работать без органа, который привлекает инвестиции. Надо сочетать сферы привлечения инвестиций, сферы инноваций и делать так, чтобы в Украине выпускалась готовая продукция. Это краеугольный камень развития нашей экономики. В 90-м году, когда мы стартовали с одной точки, мы опережали Польшу, Малайзию, Турцию. Сегодня мы пришли к тому, что те страны нас опережают по развитию экономики в два-три раза и даже Беларусь – вдвое. А мы пошли по пути Грузии и Молдовы. И пришли к бедности. Это не только из-за олигархов, коррупции, монополизации. Поэтому масштабная промышленная политика, экспортная экспансия, активная государственная поддержка национального производителя, предоставление дешевых кредитов в промышленность, неподнятие учетных ставок, разогрев развития бизнеса, снижение налоговых ставок для новых производственных предприятий, новые ставки на ближайшие пять лет для тех, кто заходит и кого сегодня нет в стране, — это приведет нас к уровню Польши, Турции и других стран.

Если б я спросила у Златы Огневич, чем ее привлекает радикальная философия, как вы думаете, она рассказала бы?

— Безусловно.

Чем вас привлекает радикальная идеология, и о какой части радикальной идеологии идет речь, когда речь идет о партии Ляшко?

— Это возможность воплощения тех вещей, которые сегодня, к сожалению, разделяет не большинство людей в стране: защита национального производителя, протекционизм, масштабное вмешательство государства в развитие экономики, влияние государства для того, чтобы выпускать готовую продукцию, а не сырье, и масштабная программа занятости. Это называется радикальная экономическая идеология.

— Ваш вопрос ко мне.

— Если бы вы могли выбрать любого человека в мире, кого бы вам было интересно видеть здесь, в этом кресле?

Таких людей очень много, потому что самое интересное, что есть на свете, – это человек.

Спасибо большое, Виктор. Наш сегодняшний герой стоит двумя ногами на земле и понимает, зачем он пришел в политику. И это радует. 

Разделы

Система Orphus